«Глас Народа»

  • Глас Народа в Facebook
  • Глас Народа в ВКонтакте
  • Глас Народа в Google Plus
18+

АПЭК: "Новое Путинское большинство" накануне большого политического транзита". Аналитический доклад

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук

1. Перезагрузка-2019: почему и как это происходит

Вопрос о степени и характере поддержки современной российской власти находится в центре политических и экспертных дискуссий. Большое распространение получила алармистская точка зрения о якобы необратимых проблемах с поддержкой и рейтингами В.Путина, «Единой России», федерального правительства и других властных институтов. На наш взгляд, ситуация с поддержкой российской власти действительно является непростой, но управляемой и находящейся приемлемых для политического режима рамках.

«Путинское большинство» как социальная основа поддержки власти сложилось давно (1999-2000) и сохраняется по сей день. Но оно не является чем-то застывшим – напротив, оно «текучее». «Путинское большинство» регулярно «перезагружается», консолидируется вокруг новых ценностей и идеологем, включает в себя новые группы, находится в зависимости от динамики политических процессов в России и за ее пределами.

Сегодня есть основания говорить о формировании «нового путинского большинства», складывающегося по итогам и после президентской кампании 2018 года. Каждые президентские выборы в новейшей российской истории служат своеобразным поворотным пунктом, становясь основанием для серьезных изменений в системе. Выборы всегда определяют уровень и характер поддержки главы государства, а уже после них начинается принятие фундаментальных управленческих и социально-экономических решений.

В.Путин получил более чем значительный кредит доверия во время президентской кампании 2018 года. Этот исход кампании оказался логическим итогом процессов укрепления поддержки В.Путина и формирования обновленного путинского большинства после его возвращения на президентский пост в 2012 г. и последовавших событий, связанных с реинтеграцией Крыма. Легислатура 2012-2018 гг. ознаменовалась складыванием в обществе патриотического консенсуса в отношении основных направлений внешней и внутренней политики страны («крымский консенсус»), и президентские выборы 2018 года стали оформлением этого процесса на выборах главы государства.

«Перезагрузка» системы, начавшаяся после выборов президента, оказывает прямое влияние на дальнейшее развитие ситуации с поддержкой власти. Начало нового президентского срока В.Путина ознаменовалось запуском необходимых и долгое время откладывавшихся структурных и социальных реформ, которые вовсе не поставили под вопрос наличие и долговечность путинского большинства, но неизбежно стали воздействовать на позиции различных социальных групп и слоев.

Инициированные властью изменения вовсе не сводятся к пенсионной реформе, получившей наибольший резонанс и вызвавшей основные споры. Речь идет о широкой реформаторской программе, которая готовит системные условия для ожидаемой реорганизации управленческой системы в связи с президентскими выборами 2024 г. Эта программа имеет свою социальную составляющую, предполагая реорганизацию всей системы социальной поддержки: в процессе отладки нового механизма социальной политики социально уязвимые слои населения неизбежно испытывают беспокойство в отношении своего будущего.

Сам В.Путин жестко ставит вопрос о наличии явных проблем в давно идущем процессе оптимизации социальной сферы, о чем свидетельствует его недавно высказанная позиция в отношении ситуации в российском здравоохранении. Поэтому было бы неверным интерпретировать социальные реформы как процесс, не учитывающий мнение общества и объективную ситуацию. Наряду с этим программа реформ предполагает структурные меры в отношении финансовой и налогово-бюджетной сферы, призванные повысить эффективность государства. В программу заложены и действия, нацеленные на модернизацию страны, связанные с цифровизацией, развитием искусственного интеллекта. Фактически речь идет о смене экономического уклада на базе современных технологий.

Как всегда в России, реформы вызывают бурную полемику и оборачиваются растущей турбулентностью в общественном мнении. Ничего катастрофического и даже принципиально нового в возникшей ситуации нет. Даже если не обращаться к опыту 1990-х гг., можно вспомнить, что временное снижение поддержки российской власти происходило и после избрания В.Путина на второй срок в 2004 г., и после третьих его выборов в 2012 г.[1] За достигнутым пиком поддержки неизбежно следовал небольшой спад, вызванный процессом отладки диалога власти и общества в связи с новым комплексом решений, принимаемых Кремлем и федеральным правительством. Не всегда этот диалог был организован идеально, что, собственно, и вызывало всплески турбулентности.

Усугублять ситуацию может то, что общество сейчас особенно чувствительно в связи с затянувшимся сокращением его реальных доходов. И позитивные тенденции с ростом заработной платы не всегда компенсируют проблемы, вызванные урезанием премий и бонусов, плохим состоянием личного бизнеса. При этом сами по себе решения властей являются продуманными и тщательно спланированными, как показывает, например, эксперимент с самозанятыми, который теперь предполагается распространить на всю страну. Однако проблемой оказывается организация диалога власти и общества.

Ситуация с поддержкой российской власти, оказавшись весьма неустойчивой в прошлом году, постепенно стабилизируется. Это значит, что надуманные и преувеличенные «шоки» от принятых ранее решений уже проходят. Согласно данным «Левада-Центра», рейтинг одобрения деятельности В.Путина достиг минимума в январе-марте 2019 г. и теперь демонстрирует медленный рост. В октябре этот показатель вернулся на уровень 70%, соответствующий лету прошлого года, когда и начались проблемы с рейтингом власти. Сегодня нет оснований полагать, что рейтинг В.Путина ждут новые и критические проблемы – очевидно, поддержка президента стала более устойчивой и стабильной, а значит, мы можем говорить о начале укрепления «нового путинского большинства».

В прошлом году и сегодня власть столкнулась со специфической реакцией патерналистски настроенных групп населения, всегда ожидающих особого внимания и «заботы» со стороны власти и лично В.Путина. Эта проблема В.Путиным в истории его правления всегда решалась. Однако закрепление позитивного тренда напрямую зависит от эффективности работы власти с выявившимися «проблемными» социальными группами.

При этом в обществе был и остается запрос на сильного лидера, которому по-прежнему удовлетворяет только В.Путин. Никто из российских политиков даже близко не подходит к В.Путину по уровню доверия и поддержки. Среди оппозиционеров таких людей вообще нет. К тому же недавнее исследование ВЦИОМ напомнило об образе идеального политического лидера, аналогом которого в сознании россиян чаще всех оказывается Штирлиц. Впервые об ассоциации между В.Путиным и Штирлицем заговорили на фоне первых его президентских выборов 2000 г.

2. Поддержка президента и российской власти: динамика

Путинское большинство – явление динамичное. Его состав и масштаб менялся неоднократно, но с 2000 года и по сей день оно остается определяющим фактором общественно-политического развития страны. Приход сильного лидера на пост главы государства коренным образом изменил ход исторического процесса, способствовав решению множества проблем, накопленных при Б.Ельцине. После прихода к власти В.Путина стартовали реформы в сфере государственного управления, способствовавшие повышению его эффективности и преодолению внутриэлитных конфликтов и административных противоречий, которые были характерны для него ранее. Особое внимание было уделено региональной политике: выстраивание т.н. «вертикали власти» позволило консолидировать государственную власть на всех уровнях и сориентировать ее на решение общенациональных задач. На новый уровень была выведена финансово-бюджетная политика. Большую поддержку в обществе с самого начала правления В.Путина встречала внешняя политика, в основу которой были заложены патриотические начала и национальные интересы. Весь этот комплекс мер позволил быстро создать популярную и эффективную власть, действующую в интересах страны и общества.

Рейтинг и шире – общественная поддержка В.Путина с самого начала были и до сих пор остаются главным и реальным основанием легитимности российского политического режима. При Б.Ельцине по итогам плохо продуманных реформ и в результате многочисленных конфликтов на всех уровнях системы эта легитимность была к концу 1990-х гг. утрачена. С тех пор В.Путин постоянно подтверждал свой статус популярного лидера страны и легитимного главы государства, всегда выигрывая выборы в первом туре, а в 2008 г. помогая выиграть выборы Д.Медведеву. Примечательно, что на повторных выборах В.Путин всегда значительно укреплял и расширял поддержку: общество позитивно оценивало реальные результаты его правления, а не просто предвыборные обещания и связанные с ними надежды. Так было на президентских выборах 2004 года, если сравнивать их с выборами 2000 года. И эта же ситуация повторилась на выборах 2018 года, когда В.Путин очень серьезно превзошел свой результат 2012 года. Поэтому дело не в том, что общество когда-то выбрало В.Путина на контрасте с недееспособным Б.Ельциным: подлинное и устойчивое доверие общества В.Путин всегда завоевывал сам, работая на посту главы государства.

Поддержка В.Путина была и остается фундаментом сложившейся в России политической системы. Ее изменения свидетельствуют о неоднократных случаях частичной перезагрузки путинского большинства, вызванных различными решениями власти и меняющейся конъюнктурой. При этом средний уровень доверия В.Путину за весь период составлял около 75%.

Рост и снижение поддержки В.Путину всегда носили волнообразный характер. Так, сокращение отмечалось впервые после очень успешной президентской кампании 2004 г. (на фоне монетизации льгот), но затем положение выправилось, и в конце второго срока происходил активный рост. Причем тогда В.Путину удалось вывести свою поддержку на столь высокий и устойчивый уровень, что она продолжала расти, когда он переместился в кресло премьер-министра. Этот тренд сменился на негативный только в связи с последовавшим глобальным кризисом. Вторая волна сокращения поддержки В.Путина и всей российской власти как раз и стала реакцией общества на проблемы российской экономики и социальной сферы, вызванные кризисными процессами в мировой экономике. В результате довольно продолжительный период относительно низкой (по меркам В.Путина, конечно) поддержки характеризовал 2011-2013 гг. Затем реинтеграция Крыма и рост патриотических настроений позволили полностью сменить тренд. Именно в 2015 г. уровень доверия к В.Путину достигал исторического максимума.

Нельзя говорить о том, что, как в случае многих других политиков, что у В.Путина в начале правления отмечался «медовый месяц» в отношениях с обществом, а потом стали накапливаться проблемы. То, что исторический максимум одобрения был получен В.Путиным на шестнадцатом году доминирования в российской политике, свидетельствует: нет никакой «усталости» общества от его правления и нет такого кредита доверия, который глава государства получает, а потом растрачивает. Напротив, поддержка В.Путина с 1999 года и по сей день стабильно велика, и она возрастает периодически в качестве позитивной реакции на те или иные решительные действия главы государства. Сейчас мы переживаем этап стабилизации поддержки власти после ее спада в 2018 году, и будущие действия главы государства в этой логике способны поднять его рейтинги до новых высот. Никакой необратимости в виде «фатального» спада поддержки нет: ожидания общества по-прежнему связаны с В.Путиным. Однако для окончательного преодоления негативного тренда прошлого года в перспективе одного-двух лет требуются энергичные меры.

Для понимания характера и причин трансформации путинского большинства важно обратиться к его истории.

Путинское большинство на самом первом этапе его формирования в 1999 г. и начале нулевых годов было несколько иным, чем сегодня. Это было обусловлено особенностями идеологических расколов в тогдашнем российском обществе и определенной преемственностью власти. Тогда, будучи новым лидером, В.Путин пользовался особенно большим доверием молодого поколения с его запросом на обновление власти. Напротив, был заметен скепсис старшего поколения и иных консервативных групп, среди которых пользовалась популярностью КПРФ, представленная на выборах президента Г.Зюгановым. На выборах президента при этом произошла интеграция в путинское большинство значительного на тот момент либерального электората, - прежде всего сторонников Союза правых сил. Наряду с этим В.Путин сразу привлек на свою сторону патриотически настроенные слои населения. Все это позволило ему сформировать свое первое большинство и одержать победу уже в первом туре, несмотря на скептические прогнозы части аналитиков.

Первое путинское большинство в дальнейшем растет и оформляется уже на первом сроке правления. Примечательно, что рейтинг одобрения деятельности В.Путина непрерывно рос после выборов президента - вплоть до следующего электорального цикла 2003-2004 годов. Одним из важных структурных изменений на том этапе стало преобладание женского электората над мужским – согласно данным ВЦИОМ, более высокий уровень поддержки В.Путина среди женщин впервые возник в 2003 г., и с тех пор эта ситуация не менялась. В целом это объяснялось традиционно более высоким уровнем лояльности женщин действующей власти по сравнению с более критично настроенными мужчинами. Этот сдвиг оказался вполне естественным после закрепления нового лидера во власти.

При этом на первом этапе формирования путинского большинства доля и роль молодых поколений оставались высокими. Дополнительная поддержка пришла уже на первом сроке правления В.Путина со стороны представителей зрелого и предпенсионного возраста, в диапазоне от 45 до 60 лет. Улучшение социально-экономического положения страны прямо повлияло на их отношение к власти, учитывая объективную обеспокоенность своими перспективами, будущим, возможностями сохранить или найти хорошую работу, а затем получать достойную пенсию.

В дальнейшем произошел временный рост недоверия к В.Путину после президентских выборов 2004 г., вызванный первыми реформами, призванными укрепить властную вертикаль и реорганизовать социальную сферу. Закономерно, что на том этапе В.Путин смог удержать поддержку среди молодых поколений. Но его действия поначалу вызвали проблемы со старшими возрастами и в целом патерналистски настроенными группами, недовольными монетизацией льгот, т.е. фактически расставанием с советскими принципами социальной политики. Так или иначе, но после проведения реформ в 2004-2005 гг. В.Путин вновь восстановил и даже улучшил показатели своей поддержки. На втором сроке правления В.Путина его большинство выросло до прежних значений, и это позволило осуществить плавную передачу власти. При этом В.Путин не только «передал» свою поддержку Д.Медведеву (при небольших различиях в социальной базе этих двух политических лидеров), но и сохранил за собой высокий авторитет в обществе в условиях «тандема».

Временный уход В.Путина с поста президента и финансово-экономический кризис того периода неизбежно привели к масштабной перезагрузке путинского большинства. Именно тогда отмечались наиболее сложные проблемы с его воспроизводством, когда рейтинги власти «проседали» не один год, повлияв на общественно-политический контекст думских выборов 2011 года и президентской кампании 2012 года и, в частности, создав почву для протестных акций того периода. Для В.Путина это означало сложную ответственность, которую он взял на себя в годы кризиса на посту главы правительства, и неизбежные последствия этой ответственности. В этих условиях произошел новый всплеск интереса общества к оппозиции: левой, либеральной, ЛДПР - что негативно сказалось на позициях В.Путина и (в большей степени) «Единой России».

Однако и эти проблемы для путинского большинства, более значительные и продолжительные, чем в 2005 году, были решены. Хотя их масштаб потребовал и более существенной перезагрузки содержания и состава лояльной президенту общественной коалиции. Патриотическая консолидация общества, произошедшая в 2014-2015 гг., оказалась наиболее масштабным случаем резкого увеличения рейтингов власти. При этом существенно изменились идеологические основы путинского большинства, принявшего консервативно-патриотический характер и в этой связи инкорпорировавшего одни социальные группы и частично исключившего другие. В частности, неизбежным было возрастание роли старшего поколения, которое видело в В.Путине не только патриота, но и умудренного опытом руководителя. Примечательно, что активная молодежная политика государства позволила удержать в структуре путинского большинства значительную часть молодежи. Проблемы же еще со времен кризиса 2009 года стали проявляться с экономически активным населением среднего возраста, часть которого не смогла адаптироваться к кризисным условиям.

Впрочем, консолидационный процесс 2014-2015 гг. затронул буквально все социальные группы. Важной чертой «патриотической перезагрузки» путинского большинства был рост доверия к президенту электората левой и патриотической оппозиции. В результате в отличие от прежних периодов стали почти полностью стираться грани партийной поддержки, и В.Путин начал пользоваться симпатиями большинства сторонников КПРФ и ЛДПР, в еще большей степени превращаясь в надпартийного лидера и консолидатора нации. Патриотическая повестка окончательно перешла в руки власти, а оппозиция утратила все основания не только для критики действий президента, но и для выдвижения собственных инициатив на поле внешней политики и защиты национальных интересов. Что же касается чувствительных вопросов социальной политики и государственного патернализма, то на всех президентских выборах В.Путин противостоял риторике коммунистов и всегда их обыгрывал.

В.Путин начал проводить и управленческие реформы - в частности, приступив к качественному обновлению губернаторского корпуса за счет т.н. «молодых технократов», нового, но хорошо профессионально подготовленного поколения элиты. Параллельно энергичным действиям на внешнеполитической арене начал решаться и вопрос о повышении качества государственного управления, а также об обновлении и омоложении российской властной элиты. Поэтому перезагрузки путинского большинства вовсе не были нацелены только на привлечение консервативных слоев населения.

Оценивая процесс трансформации путинского большинства, можно заключить: при всех переменах не было ни одной ситуации, чтобы президент полностью и бесповоротно терял поддержку той или иной части населения. Это хорошо заметно на примере различных возрастных групп, поддержка которых менялась часто, но в каждом случае представляла собой волны, а не линейный процесс.

3. Структура «нового путинского большинства»

Сейчас «новое путинское большинство» фактически только начинает формироваться после некоторого спада поддержки власти, произошедшего летом прошлого года. Поэтому можно говорить о его общих контурах, но не о полной ясности, которая наступит только с окончательным определением стратегии Кремля в процессе подготовки нового электорального цикла и т.н. трансфера власти.

Сохраняется устойчивая тенденция более высокой лояльности женской части электората. Что же касается распределения путинского большинства по возрастам, то социальные реформы прошлого года начали вновь менять эту ситуацию. Ранее мы отмечали, что по причинам объективного характера повышенный уровень недоверия к власти был характерен для старшего поколения в начале нулевых годов. После возвращения В.Путина на президентский пост в 2012 г., напротив, лояльность старшего поколения заметно выросла и только усилилась в 2014 г. Причем в 2017 г. впервые, но ненадолго возникла ситуация, при которой поддержка В.Путина линейно увеличивалась вместе с возрастом. Однако сокращение поддержки В.Путина старшим поколением после запуска пенсионной реформы не было резким. В целом оно остается достаточно надежной опорой действующей власти.

Более заметные проблемы возникают с россиянами предпенсионного возраста, которым пенсионная реформа обещает наиболее значительные перемены в жизни. Но и здесь есть цикличность, поскольку поддержка В.Путина этой группой была сравнительно низкой в самом начале его правления, а затем выросла. Теперь, по итогам запуска пенсионной реформы, вырос разрыв в уровне лояльности пенсионеров и людей предпенсионного возраста, среди которых оказалась более заметной негативная динамика.

Сейчас вновь можно говорить о менее надежном уровне поддержки власти со стороны представителей средних возрастов. На их фоне поддержка президента наиболее молодым поколением россиян выглядит более устойчивой, что создает неплохой потенциал для их надежной интеграции в структуру «нового путинского большинства». Тем самым фактически В.Путин «сшивает» сейчас самое молодое и старшее поколение. Реинтеграция в путинское большинство россиян в возрасте 31-45 лет, для которых особенно остро стоит проблема хорошей работы и жизненной перспективы, является одной из самых актуальных задач. Важность этой задачи очевидна и по той причине, что именно это поколение определяет и будет определять перспективы развития страны, формировать ее управленческие и деловые элиты, а также, конечно, создавать семьи и растить новые, будущие поколения.

Социально-профессиональная структура «нового путинского большинства» также во многом является продуктом его перезагрузки времен третьего срока. Тогда государство начало уделять еще большее внимание тем социальным группам, которые находятся от него в зависимости и которые были фактически им «заброшены» в 1990-х гг. Возвращение В.Путина на пост президента в 2012 г. ознаменовалось запуском масштабной и адекватной общественному запросу политики, имеющей адресный характер и нацеленной на реализацию интересов тех групп, которые находятся в прямой или косвенной зависимости от бюджета. Разворот политики в этом направлении ознаменовали майские указы 2012 г., эту линию продолжил и майский указ 2018 г.

В результате этой политики более устойчивый, системный характер приобрели отношения государства с собственно бюджетниками – работниками сферы образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты. Эти группы находятся под особым патронажем власти и представляют собой важную опору, часть путинского большинства. Другой подобной группой являются военнослужащие, представители различных силовых и правоохранительных структур. Их финансирование и социальное обеспечение также является безусловным приоритетом государства. В свою очередь, опора на эти группы логично соотносится с социальной и патриотической повесткой Кремля.

Укрепление позиций государства в экономике привело к созданию развитой системы государственных компаний и корпораций, работники которых также представляют собой опорные для власти группы. В результате произошла интеграция в лояльное большинство промышленных рабочих и ИТР, относящихся к целому ряду ключевых отраслей российской экономики, в первую очередь, в ТЭК, ОПК, транспортном секторе. Разумеется, сама по себе работа в этих компаниях еще не означает автоматической поддержки власти. Но можно говорить о сочетании ряда тенденций: улучшении экономического положения отраслей и корпораций, повышении качества менеджмента и социального обеспечения, регулярной работе государства и лично В.Путина с этими компаниями и их руководством. В результате сложились отраслевые группы, имеющие очевидные основания для поддержки В.Путина.

Концепция взаимодействия с различными социальными и отраслевыми корпорациями, выработанная после 2012 г., была активно использована в президентской кампании 2018 г. Тогда проводилась как прямая (непосредственно с работниками), так и косвенная (через менеджмент) работа по адресному решению проблем этих групп, которая привела к высоким показателям поддержки В.Путина. Это хорошо заметно на примерах различных моногородов и иных промышленных центров, ЗАТО, наукоградов, активно голосовавших за В.Путина.

Укрепилась поддержка власти сельским населением, которое еще в начале нулевых годов составляло опору коммунистов. Постепенно, но вполне определенным образом произошел переход сельских жителей от прокоммунистической к лояльной модели электорального поведения. Это было обусловлено и идеологическими, и экономическими процессами. Так, сельское население, будучи более консервативным, активно поддерживало патриотическую внешнюю политику и воссоединение Крыма. Со своей стороны государство уделяет большое внимание развитию инфраструктуры в сельской местности, повышая качество жизни селян. Фактически этот процесс вышел на новый уровень как раз на президентских выборах 2018 г., ознаменовавшихся практически полной ликвидацией прежнего «красного пояса» в южных аграрных регионах страны и массовым голосованием избирателей за В.Путина. Кандидат КПРФ П.Грудинин в этих районах, напротив, получил неблагоприятные результаты.

Россия начала продвигаться по пути формирования корпоративного государства. Разумеется, этот процесс не может и не должен привести к полному и окончательному делению российского общества на связанные с государством корпорации. Но более ясной и продуманной стала система взаимодействия российской власти с различными социальными корпорациями, а сами эти корпорации выглядят более структурированными. В этих условиях адекватно выстраивание системных взаимоотношений государства и связанных с ним социальных групп, что позволяет быстрее и эффективнее реагировать на их запросы. Очевидно, что такая политика способствует структурированию путинского большинства по социально-профессиональному принципу и его укреплению в качестве базы поддержки власти.

Значительная часть общества не входит в лояльные социальные корпорации и может казаться менее надежным партнером власти. В частности, подобные проблемы возникают с городским средним классом и малым бизнесом. Они были заметными, в частности, во время протестных выступлений 2011-2012 гг. Сейчас, во многом по причинам экономического характера, лояльность подобных групп тоже является не самой высокой. И в таких случаях, разумеется, нужны точечные меры государства по укреплению поддержки.

4. Региональная специфика социальной базы власти

Региональная поддержка В.Путина и действующей российской власти имеет довольно ровный характер. Нельзя говорить о том, что у власти есть «неизменно провальные» территории. Напротив, в течение третьего срока правления В.Путина региональная поддержка власти заметно выровнялась и стала более однородной, чем в 2012 г., и вообще самой однородной в истории президентских выборов. Подобная ситуация сохраняется и сейчас, несмотря на локальные всплески протестного голосования в некоторых регионах и городах. В.Путину удалось консолидировать страну не только с точки зрения региональной политики и преодоления сепаратизма, но и с точки зрения своей собственной поддержки. Относительно невысокие различия между территориями страны и их различными типами фиксируют сегодня не только итоги голосований, но и данные социологических опросов.

Одним из фундаментальных сдвигов за весь период правления В.Путина стал разворот в сторону его поддержки российского села. Президентские выборы 2018 года окончательно закрепили этот тренд, лишив коммунистов их традиционной базы поддержки на селе. В самое последнее время на селе происходило некоторое снижение рейтинга власти, но оно сохранило лидерство в сравнении с городом. С этим трендом взаимосвязан и рост лояльности южных регионов страны – на юге Центральной России, в Поволжье, в русских по национальному составу регионах Северного Кавказа. Эти регионы, в основе которых, как правило, находится традиционная русская культура, превратились в надежную опору власти.

Еще одной важной тенденцией оказался рост поддержки В.Путина в национальных регионах. В.Путину удалось выстроить сбалансированную региональную политику, опираясь на лояльные элиты республик и заслужив искреннюю поддержку местного населения. Сами жители республик опровергли расхожие представления о своем «сепаратизме». И результаты выборов показывают, что лояльность национальных регионов остается на самом высоком уровне. Со своей стороны Центр всегда уделял повышенное внимание этим регионам, о чем, в частности, свидетельствует поддержка Северного Кавказа.

Конечно, опоры на село и национальные республики было бы недостаточно, да они по совокупности и не составляют большинства в России. Более сложная, но в целом благоприятная для В.Путина ситуация связана с «городской Россией». При этом часто встречающиеся стереотипы о постоянно высокой оппозиционности крупных городов не находят подтверждения. Сегодня рейтинг В.Путина в Москве отстает от многих других территорий. Но так было далеко не всегда, и у отношений В.Путина со столичным электоратом своя динамичная история. Считать этот электорат априори «потерянным» неверно, да ведь и сам В.Путин – выходец из «северной столицы», где у него и корни, и знание города и его проблем. Тем более что далеко не Москва и Санкт-Петербург показывали самые низкие результаты голосования за В.Путина на президентских выборах 2018 г. Другие города с населением более миллиона человек, согласно данным социологов, отнюдь не отстают. Поэтому важный в масштабе страны электорат крупных городов – это на самом деле тоже часть путинского большинства, хотя, может быть, и не самая надежная.

Проблем и неустойчивости в региональную базу поддержки власти стали добавлять средние промышленные города. По крайней мере, в той их части, где не ощущается ни эффективной корпоративной мобилизации, ни адресных мер государства по поддержке или перепрофилированию экономики. Подобные территории нередко «проседали» и во время последних федеральных кампаний. Отчасти это связано с сохранением в качестве проблемных для власти территорий Сибири и Дальнего Востока. Пониженный уровень поддержки В.Путина на президентских выборах 2018 года проявился именно там. При этом Кремль и правительство предпринимают значительные усилия по ускоренному развитию этих территорий, свидетельством чему стала системная и хорошо продуманная дальневосточная политика. Тем не менее этой политике пока не хватает зримых социальных результатов, которые могли бы быть позитивно оценены обществом. Депрессивные небольшие города и территории к востоку от Урала остаются слабее интегрированными в путинское большинство – и поэтому требуют пристального внимания.

5. «Новое путинское большинство» как основа политического транзита

Складывающееся «новое путинское большинство» – это реальная общественная коалиция, от дальнейшей эволюции которой зависит стратегическое развитие России. Являясь фундаментом политической системы и основой легитимности политического режима в России, «новое путинское большинство» неизбежно определит ход т.н. политического транзита, причем не только на перспективу ближайших федеральных кампаний 2021 и 2024 годов. Сложившееся провластное большинство останется «путинским» и будет определять развитие политического процесса на перспективу как минимум еще двух следующих президентских сроков, то есть до 2036 года. Причем высокая лояльность самого молодого поколения сейчас только усиливает верность этого тезиса.

Собственный электоральный рейтинг В.Путина находится сейчас не на самом высоком уровне, опустившись, по данным ФОМ, ниже 50%. Так уже было, впрочем, на этапе 2011-2013 гг., - вплоть до минимума в 2013 г. Но это не помешало В.Путину уверенно выиграть президентские выборы 2012 г., а после 2013 г. восстановить рейтинг до рекордных высот. Сегодня В.Путин, с его способностью уверенно преодолевать проблемы в коммуникации с обществом, остается национальным лидером и готов вновь укрепить свои позиции в общественном мнении. Существующие элиты прямо заинтересованы в том, чтобы именно так все и произошло, поскольку делегитимация режима угрожала бы им катастрофой.

Одним из важных шагов в процессе укрепления системы, опирающейся на путинское большинство, станет думская кампания 2021 г. Очень существенное значение приобретает связка В.Путина и «Единой России» -- партии, которая остается крупнейшей и самой популярной партией в стране. От эффективности организации и работы этой связки будет зависеть и электоральный результат. В дальнейшем принципиальное влияние на политический процесс будут оказывать ожидания того, что В.Путин сохранит в том или ином виде влияние на политический процесс и после 2024 г. Такие ожидания очень сильны сейчас, и нет оснований полагать, что они перестанут работать. Общество, безусловно, готово оказать доверие В.Путину при выборе преемника, как это уже однажды произошло в 2007-2008 годах.

Ядром «нового путинского большинства» по объективным причинам остаются более консервативные группы населения. Здесь и старшее поколение, и сельские жители, и представители национальных и южных регионов страны. С другой стороны, ядро путинского большинства создает целенаправленная государственная политика, нацеленная на формирование системы лояльных социальных корпораций. И они достаточно ясны – это бюджетники, силовики, а также организованные и поддерживаемые государством сферы промышленности и инфраструктуры.

Впрочем, чтобы путинское большинство действительно стало новым и укрепилось, преодолевая вызовы последних двух лет, оно должно вобрать в себя не самые типичные и очевидные группы. В частности, очевиден потенциал расширения поддержки В.Путина среди молодежи, который может быть реализован за счет перезагрузки молодежной политики и продолжающегося формирования системы социальных и кадровых лифтов. Есть также потенциал поддержки в крупных городах, среди городского среднего класса, нуждающегося в позитивных сигналах власти. Наконец, укрепление поддержки В.Путина среди наиболее проблемных на сегодняшний день групп (средний возраст, депрессивные города, восточные регионы) будет прямо зависеть от решения социально-экономических проблем. В случае выхода страны на траекторию устойчивого развития (а основания для этого уже появляются) возникнут и естественные основания для снижения уровня недовольства среди этих и групп.

[1] Прим.: в докладе для обоснования тезисов используются обобщенные данные трех ведущих социологических организаций: ВЦИОМ, ФОМ и «Левада-Центра».

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: