Заседание Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии

В повестке: о развитии кинематографии в 2018 году, о продвижении отечественной кинопродукции на зарубежные рынки, о борьбе с интернет-пиратством.

Перед совещанием Председатель Правительства осмотрел студии, комплекс сценическо-постановочных средств, новый съёмочный павильон, а также экспозицию ретроавтомобилей, которые были использованы в различных съёмках киностудии «Мосфильм».

ФГУП «Киноконцерн “Мосфильм”»ƙ образованное в 1924 году, является ведущим предприятием киноиндустрии России. «Мосфильм» – самая большая киностудия в России и одна из крупнейших в Европе. Её общая площадь – 30 га. С выхода на экраны первой картины «На крыльях ввысь» режиссёра Бориса Михина здесь было создано более 2,5 тыс. фильмов, многие из которых вошли в золотой фонд отечественного и мирового киноискусства.

Производственная мощность киностудии составляет более 100 проектов – кинофильмов, телепередач, сериалов, музыкальных видеоклипов – на разных стадиях производства в год. В настоящее время на «Мосфильме» идёт работа над 82 фильмами, среди которых в съёмочном периоде находятся 26 картин.

На киностудии собраны уникальные коллекции костюмов, мебели и реквизита (300 тыс. костюмов и около 100 тыс. единиц реквизита), которые с 1930-х годов остаются основой для воссоздания на экране различных эпох.

На сегодняшний день в рамках инвестиционного проекта по созданию многофункционального производственно-культурного центра завершено строительство двух объектов «Мосфильма» – комплекса сценическо-постановочных средств «Дом костюма и реквизита» и съёмочного павильона №16.

Дом костюма и реквизита – двухэтажное здание площадью 15,5 тыс. кв. м с пятью функциональными зонами. На первом этаже для удобства разгрузки и загрузки автомобилей с костюмами и реквизитом установлены специальные подъёмные слоты, полы способны выдержать нагрузку в две тонны на квадратный метр.

Новый съёмочный павильон – одноэтажное здание площадью 2,5 тыс. кв. м с высотой потолков около 16 м и уникальными акустическими возможностями: многоуровневая система звукоизоляции позволяет производить запись чистого звука непосредственно на съёмочной площадке, что минимизирует затраты на трудоёмкое и дорогостоящее озвучивание. Отличительной особенностью павильона является въездной коллектор – ворота высотой 6 м, которые позволяют разгружать и собирать крупногабаритные декорации. Также в павильоне предусмотрены слоты для въезда передвижных телевизионных станций.

Заседание Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Приятно встречаться на территории легендарного «Мосфильма», причём не в тех помещениях, где все присутствующие многократно бывали, а в новых. Хочу ещё раз поздравить «Мосфильм», который в этом году отмечает 95 лет. Мне кажется, это неплохой подарок к 95-летию. К 100-летию, наверное, будут ещё подарки, не хуже.

«Мосфильм» – одна из старейших в стране киностудий с очень интересной историей. Мы сейчас посмотрели отдельный павильон, который подготовлен для реквизита. Это, по сути, музей, где можно часами проводить экскурсии. С другой стороны, там всё действующее, может использоваться в съёмках. Я напомню, мы несколько лет назад, 6 июля 2015 года, приняли решение о реализации инвестиционного проекта по созданию многофункционального производственно-культурного центра. И это постановление – мы с Кареном Георгиевичем (К.Шахназаров) сейчас говорили – действительно себя оправдало. Общий объём инвестиций порядка 5 млрд рублей. Проект предусматривает строительство четырёх объектов для «Мосфильма». Два уже готовы, и ещё один новый съёмочный павильон и киноконцертный комплекс будут сданы позже. Мы встречаемся на территории съёмочного павильона №16, который станет вторым по величине после знаменитого павильона №1.

Теперь к теме заседания нашего Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии. У нас последняя встреча была в конце 2017 года. В повестке – несколько вопросов. Сегодня мы обсудим, как выполнялись решения, которые были приняты на предыдущем совете, и подведём некоторые итоги прошлого года, поговорим о продвижении отечественной продукции на зарубежные рынки и на тему, которая всегда является актуальной, – о борьбе с интернет-пиратством.

Отрасль в прошлом году показывала неплохую динамику, люди стали чаще ходить в кино, выросли кассовые сборы отечественных фильмов – почти до 14 млрд рублей, что на 6% больше, чем в 2017 году. Этому способствовал целый ряд факторов, в том числе и работа Фонда кино. Мы видим эти результаты в кинотеатрах по всей стране. При поддержке фонда стали снимать больше фильмов в разных жанрах, в том числе фильмы, которые стали лидерами проката. Оценивать всё это в конечном счёте должны сами зрители. В любом случае фонд и дальше должен вносить свой вклад в развитие киноиндустрии. Поддержку в этом смысле мы тоже должны обеспечить.

Только в прошлом году объём финансирования отечественной кинематографии составил почти 9 млрд рублей. На эти деньги снимали новые фильмы, развивали прокат, принимали меры по продвижению отечественного кино в России и за границей. Напомню, что в рамках национального проекта «Культура» реализуется программа по техническому переоснащению кинозалов в городах численностью до 500 тысяч человек. Уже к концу 2019 года современным цифровым оборудованием будет оснащено 200 кинозалов. Ещё одно важное направление – это продвижение наших фильмов за рубеж. Картины наших режиссёров, конечно,  участвуют в различных конкурсных программах, хотя это и достаточно непростая задача.  Остаются и другие вопросы, которые нужно решать, я имею в виду, в частности, деятельность современной инфраструктуры, в том числе интернет-кинотеатров. Давайте об этом сегодня тоже поговорим.

В последний раз, я напомню, мы встречались в декабре 2017 года, я тогда дал ряд поручений, которые касались некоторых наиболее острых вопросов. Особое внимание мы тогда уделили анимационному кино, а также поддержке дебютных проектов молодых режиссёров – выпускников бюджетных вузов. Министерство культуры должно дать им возможность снять свой первый большой фильм, с которого и может начаться творческая судьба. Сегодня обсудим, как идёт выполнение этих поручений.

Есть ещё ряд вопросов, которые нужно будет затронуть. Я, конечно, как обычно, дам всем желающим возможность поставить свои вопросы. Давайте обсудим темы, которые вы считаете актуальными. Сначала несколько слов скажет Министр культуры о состоянии дел в отрасли с учётом тех позиций, которые я обозначил.

Пожалуйста, Владимир Ростиславович (обращаясь к В.Мединскому).

Заседание Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии

Заседание Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии

В.Мединский: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Коротко по исполнению поручений.

Все поручения предыдущего совета выполнены. Одному из вопросов, который был поднят на прошедшем заседании, сегодня будет уделено дополнительное внимание. Речь идёт о продвижении нашего кино на зарубежные рынки.

Сначала кратко об итогах. Вы сказали, что прошлый год обновил абсолютный рекорд по количеству зрителей российского кино и по сборам российского кино. Если сравнивать с 2012 годом, то количество зрителей и сборы выросли на 125%. Доля российского кино, главный интегральный показатель эффективности нашей работы, достигла невиданной для нас отметки – 28,9%. В некоторых субъектах Федерации она значительно выше. Напомню, что шесть лет назад эта доля составляла 16%, мы тогда в рамках совета всерьёз рассматривали вопрос о необходимости квотирования как защитной, протекционистской меры – предлагали 20%, а владельцы кинотеатров говорили, что это грозит им полным разорением. Сегодня рыночными методами мы имеем 30%, и отрасль успешно развивается. По данным проведённых исследований, почти 70% посетителей кинотеатров отмечают ежегодное улучшение качества российского кино. А за рубежом за последние три года мы наблюдаем трёхкратный рост сборов российского кино.

На этом я хотел бы победные реляции завершить, перейти к проблемам и предложениям, что можно и надо делать. По поводу финансирования. Действительно, в прошлом году, как Вы сказали, финансирование было 9 млрд. Однако благодаря помощи Минфина нам удалось заавансировать 3 млрд в счёт кинопроизводства этого года. В этом году у нас 3 млрд, соответственно. Поэтому среднее финансирование российского кино, государственная поддержка составляет ежегодно 6–6,5 млрд. Эта цифра у нас не меняется с 2011 года. Конечно, она подвержена инфляционным процессам, большая валютная составляющая, просто дорожает производство кино, особенно качественного, которое эффективно выходит на зарубежные рынки.

Владимир Владимирович Путин недавно дал прямое поручение – начиная с этого года на 1 млрд рублей увеличивать ежегодно размер бюджетной субсидии на поддержку отечественной кинематографии с особым упором на детское и мультипликационное кино. Вся киноотрасль счастлива, мы бы очень хотели, чтобы Вы дали поручение пораньше довести эти средства, поскольку это позволит заложить их в производственный план и производственные процессы 2019 года. Конечно, мы трактуем это поручение таким образом, что это 1 млрд рублей в 2019 году, 2 млрд – в 2020 году, 3 млрд – в 2021 году и так далее. Хотя бы на период этого избирательного цикла.

Д.Медведев: Трактовка имеет право на существование. Это абсолютно нормально.

В.Мединский: Так написано. Далее. Я начал с денег – то есть с того, что показывать, что снимать, – перейду ко второй проблеме и предложению (сначала деньги, теперь время: когда показывать). Традиционно мощным заделом на предстоящий киногод у нас становятся зимние каникулы. У нас нет ограничений на зарубежное кино в зимние каникулы. Но мы правильно формируем репертуар совместно с дистрибьюторами – и российскими, и зарубежными. И это становится самым популярным временем для семейных походов в кино. Я уверен, что надо также расставить приоритеты ещё на два временных промежутка – на праздники вокруг 9 мая и на праздничные дни (и школьные каникулы попадают) вокруг 4 ноября, национального праздника. Делать упор на продвижение и показ российского кино.

Что нельзя не отметить – на данный момент наша киноиндустрия находится на пределе своего развития внутри страны. Мы достигли 30%. Я уверен, что это потолок. Другие европейские страны, где мощнейшая протекционистская система (например во Франции и в Польше, она гораздо сильнее, чем у нас – у нас, по сути, только господдержка производства), также упираются в этот потолок. Для того чтобы этот потолок преодолеть, нужно ещё решить несколько проблем, а именно – где показывать кино. Кинотеатров у нас мало, совсем мало. У нас 5,3 тыс. современных кинозалов с учётом 800 кинозалов в малых городах, которые мы открыли за последние два года при государственной поддержке и которые начинают активно работать. Это существенно меньше, чем во Франции, где втрое меньше населения.

Д.Медведев: С учётом количества населения? То есть количество кинотеатров, приходящихся на определённое количество населения?

В.Мединский: Нет, в абсолютных цифрах. У нас 5,3 тыс. кинозалов, а во Франции – 6 тыс. В Америке 44 тыс. кинозалов при двукратно большем населении. Про Китай я говорить даже не буду, не сыпать соль на рану.

Нужно больше кинотеатров. Мы предлагаем, во-первых, расширить правила государственной поддержки открытия новых кинозалов. Соответствующий проект постановления Министерство культуры вносит в Правительство на днях. Это эффективная система, и кино доходит до зрителей, где вообще его не было последние 20 лет.

И второе. Прошу, Дмитрий Анатольевич, Вашего поручения Министерству экономики совместно с Министерством финансов над этим поразмышлять. Кинопоказ – это не совсем бизнес. Кинопоказ – это социальная и культурная функция. Так это было в СССР, так и во всём мире. В Китае практически освобождены кинотеатры от налогов, и работающие в кинотеатрах платят льготные налоги. Давайте подумаем о том, что это особые учреждения. Безусловно, должен быть особый, льготный налоговый режим.

Следующее. Ни один кинорынок не живёт внутри страны. Есть один – Болливуд, там 1,5 млрд населения и национальная специфика. Все остальные кинорынки либо дотируются государством, либо убыточны. Американцы собирают 80% кассы за рубежом при своих 44 тыс. кинотеатров. Для того чтобы кино стало настоящей экспортной киноиндустрией, мы должны выходить на внешние рынки. Очень важная тема сегодняшнего заседания, об этом будут отдельно говорить, и я тоже об этом скажу в конце: без выхода на внешние рынки мы не победим.

И последнее, о победах. Надо побороть преступность – назовём вещи своими именами – побороть преступность в киноделе. Под преступностью я подразумеваю организованную кражу частной собственности, кражу фильмов в интернете и организованный сбыт её на воровских площадках, которые представляют собой пиратские сайты, порталы, киносообщества и всё остальное. Причём всё это сдабривается бесконечной рекламой онлайн-казино. У нас одни воры спонсируют других воров. Я не знаю, кто в этих онлайн-казино играет, они, видимо, сказку про Золотой ключик не читали никогда, но мы так NetFlix свой и HBO не создадим. А люди, которые умудряются у нас легально заниматься показом в сети и платными киноуслугами, – это какие-то мегаэффективные менеджеры, которые умудряются ещё работать в этих нечеловеческих условиях.

Далее. О продвижении отечественной кинопродукции на зарубежные рынки. Почему эта тема архиважная сегодня? Во-первых, мы снимаем кино мирового уровня. Я могу ответственно заявить, что военное кино, спортивное кино, драматические сериалы, кино про космос мы снимаем на уровне лучших мировых стандартов, а может быть, и лучше любых мировых стандартов. Я не говорю уже о нашем артхаусе, творческой составляющей. В этом году при поддержке Министерства культуры три фильма номинировались на «Оскар» от трёх разных государств. Вот качество работы наших творцов. И все три мы поддерживали. Поэтому надо выходить на внешние рынки и поддерживать выход на внешние рынки наших кинопродюсеров. Сейчас мы в рамках Министерства культуры выделяем небольшое финансирование на это, мы готовы в рамках собственных лимитов существенно это финансирование увеличить. Мы предлагаем передать эти деньги Фонду кино, который более свободен как оператор, он будет проводить открытые конкурсы на поддержку… Что имеется в виду? Оплата стендов на крупнейших рынках, оплата дубляжа на иностранных языках, может быть, оплата определённых рекламных акций за рубежом. Надо, чтобы этот выход был рентабельным.

Ещё об одном важном моменте. Показ нашего кино за рубежом – это не только вопрос денег, это продвижение наших ценностей, наших представлений о добре и зле. Это не мягкая сила, это жёсткая сила, это продвижение нашего образа жизни. Неслучайно «Движение вверх» запретили к показу в целом ряде государств бывшего СССР и сильно ограничили в США. А по поводу скандала с «Т-34» в Америке – наверное, Дмитрий Анатольевич, Вы слышали, что украинский МИД требовал снять этот фильм с показа. Они боятся нашего кино, ощущают эту силу, значит, тем более надо его двигать за рубеж. Мы в этом отношении полностью едины с представителями киноотрасли.

Ф.Бондарчук (кинорежиссёр, продюсер): Хотел бы поблагодарить Министерство культуры за помощь в продвижении российских фильмов за рубежом. Я говорю не только о финансовой поддержке, которая является основной, но и о желании максимально эффективно представлять российский контент на международных площадках. У нас есть несколько предложений, как и с кем эффективно работать на этих рынках. Я их озвучу.

Во-первых, на площадке Фонда кино мы предлагаем создать оператора, который будет координировать усилия по продвижению российского кино на международных рынках. Учредителями этого оператора могут стать медиахолдинги, например «Газпром-медиа», куда входит компания «Централ Партнёршип Сейлз Хаус», которая представляет в свою очередь интересы практически всех мейджоров. Это национальная медиагруппа, куда входит наша компания, а мы в свою очередь представляем пакет других студий на международных рынках. Это «Союзмультфильм» или компании, которые занимаются анимацией. Таким образом, сама индустрия кино создаёт компанию, которая совместно с Министерством культуры, Фондом кино и, что важно, Российским экспортным центром будет продвигать фильмы, этой индустрией созданные.

Второе. Предлагаем продолжить реализацию решений, принятых в рамках совета по кино в конце 2017 года, усилить поддержку продвижения российского кино через Российский экспортный центр. Для этого просим рассмотреть возможность выделить поддержку международному продвижению российского кино за рубежом в размере 400 млн рублей в год с ежегодным увеличением, но относительно показателей эффективности – KPI. Эти деньги через конкурсную поддержку конкретных проектов, имеющих международный потенциал, будут направлены, как уже сказал Владимир Ростиславович, на дубляж, субтитрирование, аренду площадок и маркетинг. Распределять эту сумму предлагается через Российский экспортный центр как агента по распределению и через предлагаемого выше оператора, который максимально заинтересован в эффективном распределении средств. Всё это может происходить на площадке Фонда кино.

Третий важный вопрос – рибейты. Мы постоянно сталкиваемся с предложением о копродукции. Всё это упирается в отсутствие рибейтов в Российской Федерации. Рибейт – возврат части средств от потраченных здесь во время производства того или иного фильма. Это касается и копродукции, и просто оказания услуг нашими компаниями. Небольшие примеры приведу. «Последняя станция» – о последних днях Льва Николаевича Толстого – снимается не в Ясной Поляне, а в европейской стране. Многие коллеги знают про Венгрию, которая развивается стремительно, и то, что там происходит и с павильонами, и с оказанием услуг именно за счёт рибейтов. У нас это не работает. Мы много говорим об этом. Конечно же, это дополнительные инвестиции в страну. Конечно же, это представление культуры России за рубежом. И конечно же, это та мягкая сила – или жёсткая, как говорит Владимир Ростиславович, – которую мы можем представить.

Последнее, я абсолютно на 100% уверен, что кино, которое мы делаем, могут смотреть, любить и понимать по всему миру. Для этого нам нужно очень взвешенно, целеустремлённо и, что особенно важно, объединив усилия этим заняться.

Д.Медведев: Вы говорите, это известный факт, где какое кино снимают, где наши кинематографисты фильмы снимают… А что должно заработать, какая система? Что нужно изменить с точки зрения действующих правил по налогообложению или другим вопросам?

Ф.Бондарчук: У нас и правил нет. Есть система, которую англичане предлагают всему миру. На этой системе работают в том числе и венгры, и болгары – у них нет рибейтов, но я недавно встречался с болгарской студией, где вводят сейчас эту услугу. Что для этого сделать – мы готовы подготовить все шаги по этому вопросу.

Д.Медведев: Подготовьте или скажите, чтобы я разобрался, что тут у нас отсутствует, что есть, чего нет.

В.Мединский: Во многих европейских странах работает налоговый механизм возмещения иностранным компаниям, снимающим кино на их территории, до 20% от затрат: гостиницы, аренда павильонов, рестораны и так далее. Мы в ручном режиме, Дмитрий Анатольевич, вместе с семью-восемью губернаторами такую систему ввели на территориях – например, Калининградская область, Приморский край, Новгородская область. Там, конечно, и бюджеты маленькие…

Д.Медведев: Поскольку Вы этим занимались, владеете этим вопросом явно: у нас это не развивается, потому что не очень рынок в этом смысле сформирован и место не очень популярное? Или всё-таки правила блокируют такого рода работу?

В.Мединский: Не развивается, потому что это присутствует лишь в нескольких регионах, один-два года. И очень маленькие суммы, потолочные, устанавливают на возмещение в силу ограниченности региональных бюджетов.

Д.Медведев: То есть это вопросы региональных бюджетов и возможности возмещать это?

В.Мединский: Да, в большей степени именно региональных бюджетов. Малые европейские страны, такие как Польша, Чехия, из государственного бюджета это возмещают сразу. Им это легче.

Д.Медведев: Надо просто прикинуть, что здесь сам бюджет получит. Я понял.

Ф.Бондарчук: Возврат этого процента везде разный. Например, в Венгрии до 28% доходит, в Эмиратах – 32%. И это распространяется не только на присутствие группы на той или иной территории, но и на постпродакшен тоже. Если блок снимался в той или иной стране, а потом идёт большой и финансово затратный процесс постпродакшена по компьютерной графике, они и с этого процесса возвращают деньги.

Д.Медведев: Надо будет это проанализировать. Мы, например, достаточно долго подходили к установлению в нашей стране системы такс-фри. Это, понятно, не о кино, но в принципе это тоже возврат. Он делает привлекательными покупки на территории того или иного государства. В принципе то, что вы мне сейчас рассказываете, – это то же самое, только касается более сложных процессов – процессов кинопроизводства. Но в принципе это близкое с финансовой точки зрения явление. Давайте это обсудим.

Хотел бы поблагодарить Министерство культуры за помощь в продвижении российских фильмов за рубежом. Я говорю не только о финансовой поддержке, которая является основной, но и о желании максимально эффективно представлять российский контент на международных площадках. У нас есть несколько предложений, как и с кем эффективно работать на этих рынках. Я их озвучу.

Во-первых, на площадке Фонда кино мы предлагаем создать оператора, который будет координировать усилия по продвижению российского кино на международных рынках. Учредителями этого оператора могут стать медиахолдинги, например «Газпром-медиа», куда входит компания «Централ Партнёршип Сейлз Хаус», которая представляет в свою очередь интересы практически всех мейджоров. Это национальная медиагруппа, куда входит наша компания, а мы в свою очередь представляем пакет других студий на международных рынках. Это «Союзмультфильм» или компании, которые занимаются анимацией. Таким образом, сама индустрия кино создаёт компанию, которая совместно с Министерством культуры, Фондом кино и, что важно, Российским экспортным центром будет продвигать фильмы, этой индустрией созданные.

Второе. Предлагаем продолжить реализацию решений, принятых в рамках совета по кино в конце 2017 года, усилить поддержку продвижения российского кино через Российский экспортный центр. Для этого просим рассмотреть возможность выделить поддержку международному продвижению российского кино за рубежом в размере 400 млн рублей в год с ежегодным увеличением, но относительно показателей эффективности – KPI. Эти деньги через конкурсную поддержку конкретных проектов, имеющих международный потенциал, будут направлены, как уже сказал Владимир Ростиславович, на дубляж, субтитрирование, аренду площадок и маркетинг. Распределять эту сумму предлагается через Российский экспортный центр как агента по распределению и через предлагаемого выше оператора, который максимально заинтересован в эффективном распределении средств. Всё это может происходить на площадке Фонда кино.

Третий важный вопрос – рибейты. Мы постоянно сталкиваемся с предложением о копродукции. Всё это упирается в отсутствие рибейтов в Российской Федерации. Рибейт – возврат части средств от потраченных здесь во время производства того или иного фильма. Это касается и копродукции, и просто оказания услуг нашими компаниями. Небольшие примеры приведу. «Последняя станция» – о последних днях Льва Николаевича Толстого – снимается не в Ясной Поляне, а в европейской стране. Многие коллеги знают про Венгрию, которая развивается стремительно, и то, что там происходит и с павильонами, и с оказанием услуг именно за счёт рибейтов. У нас это не работает. Мы много говорим об этом. Конечно же, это дополнительные инвестиции в страну. Конечно же, это представление культуры России за рубежом. И конечно же, это та мягкая сила – или жёсткая, как говорит Владимир Ростиславович, – которую мы можем представить.

Последнее, я абсолютно на 100% уверен, что кино, которое мы делаем, могут смотреть, любить и понимать по всему миру. Для этого нам нужно очень взвешенно, целеустремлённо и, что особенно важно, объединив усилия этим заняться.

Д.Медведев: Вы говорите, это известный факт, где какое кино снимают, где наши кинематографисты фильмы снимают… А что должно заработать, какая система? Что нужно изменить с точки зрения действующих правил по налогообложению или другим вопросам?

Ф.Бондарчук: У нас и правил нет. Есть система, которую англичане предлагают всему миру. На этой системе работают в том числе и венгры, и болгары – у них нет рибейтов, но я недавно встречался с болгарской студией, где вводят сейчас эту услугу. Что для этого сделать – мы готовы подготовить все шаги по этому вопросу.

Д.Медведев: Подготовьте или скажите, чтобы я разобрался, что тут у нас отсутствует, что есть, чего нет.

В.Мединский: Во многих европейских странах работает налоговый механизм возмещения иностранным компаниям, снимающим кино на их территории, до 20% от затрат: гостиницы, аренда павильонов, рестораны и так далее. Мы в ручном режиме, Дмитрий Анатольевич, вместе с семью-восемью губернаторами такую систему ввели на территориях – например, Калининградская область, Приморский край, Новгородская область. Там, конечно, и бюджеты маленькие…

Д.Медведев: Поскольку Вы этим занимались, владеете этим вопросом явно: у нас это не развивается, потому что не очень рынок в этом смысле сформирован и место не очень популярное? Или всё-таки правила блокируют такого рода работу?

В.Мединский: Не развивается, потому что это присутствует лишь в нескольких регионах, один-два года. И очень маленькие суммы, потолочные, устанавливают на возмещение в силу ограниченности региональных бюджетов.

Д.Медведев: То есть это вопросы региональных бюджетов и возможности возмещать это?

В.Мединский: Да, в большей степени именно региональных бюджетов. Малые европейские страны, такие как Польша, Чехия, из государственного бюджета это возмещают сразу. Им это легче.

Д.Медведев: Надо просто прикинуть, что здесь сам бюджет получит. Я понял.

Ф.Бондарчук: Возврат этого процента везде разный. Например, в Венгрии до 28% доходит, в Эмиратах – 32%. И это распространяется не только на присутствие группы на той или иной территории, но и на постпродакшен тоже. Если блок снимался в той или иной стране, а потом идёт большой и финансово затратный процесс постпродакшена по компьютерной графике, они и с этого процесса возвращают деньги.

Д.Медведев: Надо будет это проанализировать. Мы, например, достаточно долго подходили к установлению в нашей стране системы такс-фри. Это, понятно, не о кино, но в принципе это тоже возврат. Он делает привлекательными покупки на территории того или иного государства. В принципе то, что вы мне сейчас рассказываете, – это то же самое, только касается более сложных процессов – процессов кинопроизводства. Но в принципе это близкое с финансовой точки зрения явление. Давайте это обсудим.

 

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: