Рейтинг Фонда «Петербургская политика» за октябрь 2018 года

Рейтинг Фонда «Петербургская политика» за октябрь 2018 года

Главными событиями октября в региональной политике стали попытка преодоления негативных для власти последствий сентябрьского Единого дня голосования, а также подготовка кадровой ротации в преддверии цикла губернаторских выборов в 2019 году.

События в «проблемных» регионах-2018 развивались по различным сценариям.

Вступление в должность губернатора Сергея Фургала в Хабаровском крае и Владимира Сипягина во Владимирской области прошло внешне спокойно, с подчеркнутым участием федеральных чиновников в ритуалах, призванных продемонстрировать «уважение к волеизъявлению избирателей». Оба губернатора получили шанс на повторение пути коммуниста Сергея Левченко в Иркутской области, предполагающем, что принятие правил игры (включая демонстрацию встроенности во властную вертикаль) дает в ответ шанс на готовность Центра (возможно, временную) мириться с пребыванием во главе регионов номинально оппозиционных политиков. Вполне естественно, что это не гарантирует им иммунитета со стороны правоохранительных органов, отсутствия претензий со стороны федеральных органов власти и проблем с местными элитами (как это происходит и в Иркутской области). В дополнение к этому происходит активизация региональных парламентов, стремящихся усилить влияние на работу местных администраций – так, во Владимирской области перед сменой власти губернатор был лишен права назначать и увольнять заместителей без санкции заксобрания.

Пока эти ограничения не вылились в полноценные конфликты в силу естественной затяжки с формированием местных правительств. И во Владимирской области, и в Хабаровском крае этот процесс растянулся на беспрецедентно длительные сроки. У такой задержки есть несколько причин. В отличие от Иркутской области ни Фургал, ни Сипягин не проектировали всерьез сценарий собственной победы. Поэтому они не пытались заранее ни создавать «теневые кабинеты», ни выстраивать коалиции, откуда могли бы черпать свой кадровый резерв. Управленческий опыт этих губернаторов также ограничен, вследствие чего они не располагают устоявшимися командами единомышленников, объединенных совместным опытом работы.

Фактически новые губернаторы не получили своих «100 дней», исторически полагающихся победителям, и по сути находятся только на старте медленного формирования управленческих команд. В Хабаровске это привело к активному заимствованию кадров из прежней администрации, во Владимире – к паузе в кадровых изменениях. Из-за притязаний депутатов согласовывать кадровые решения Сипягин пока ограничивается назначением советников и председателей комитетов и лишением реальных полномочий части выдвиженцев Светланы Орловой, номинально сохраняющих ранг заместителей губернаторов (см. Приложение 1). В то же время можно ожидать, что в ближайшие полгода федеральный Центр воздержится от подчеркнуто недружественных жестов в отношении оппозиционных губернаторов и предпочтет демонстрировать нейтралитет. В случае серьезных эксцессов новые главы регионов и местные элиты, вероятно, окажутся на пороге серьезного выяснения отношений относительно причин образовавшегося управленческого паралича – особенно во Владимирской области.

Если обновление административных команд в Хабаровском крае и Владимирской области окажется незначительным, это может стать важным знаком для региональных элит на выборах 2019 года. Поскольку поражение действующего главы может не означать карьерной катастрофы для части его окружения, это затруднит мобилизацию регионального чиновничества на решение задач обеспечение победы губернатора. Сходная ситуация наблюдается сейчас и в Хакасии: отсутствие у единственного кандидата КПРФ сильной команды будет побуждать его в случае победы к использованию потенциала хотя бы части представителей прежней управленческой элиты. Однако в остальном ситуация в Хакасии и особенно в Приморье существенно отличается от процессов во Владимирской области и Хабаровском крае. Здесь кандидаты КПРФ не сумели конвертировать полученные ими высокие результаты в решение вопроса о власти.

Череда отсрочек голосования в Хакасии создала интригу вокруг самой возможности избрания главой региона кандидата от КПРФ. Не прояснило ситуацию и назначение врио главы региона Михаила Развожаева. Сам факт назначения выглядел как неготовность Центра к легкой передаче власти в руки КПРФ, однако прозвучавшие в момент этого решения заявления Владимира Путина относительно выборов и карьеры Развожаева, наоборот, прозвучали как сигнал в пользу политической и психологической готовности Москвы к будущему губернаторству коммуниста Валентина Коновалова. В результате вокруг выборов в Хакасии возник целый ряд коллизий, в числе которых:

 

1. Попытка в рамках проекта «Народный глава» сорвать голосование за Коновалова через побуждение избирателей проголосовать против единственного кандидата вступает в противоречие как с практикой фактически безальтернативных выборов в других регионах (включая Приморье), так и с пропагандой последних лет, в рамках которой голосование против всех позиционировалось как стратегия неудачников, а агитация против того или иного кандидата была законодательно запрещена.

2. Необходимость задействования для негативного голосования административных рычагов (включая избирательные комиссии) вступает в противоречие с переходной политической ситуацией, естественным следствием которой является резкое ослабление административной вертикали.

3. Срыв голосования будет напрямую противоречить логике заявлений, прозвучавших в ходе встречи В.Путина с М.Развожаевым.

4. Два одновременно звучащих месседжа – о «позорных» безальтернативных выборах и о необходимости участвовать в них и голосовать против – дезориентируют не только оппозиционный, но и лоялистский электорат, также чувствительный к кампании по дискредитации выборов и не слишком мотивированный к приходу на избирательные участки.

 

Однако главная интрига выборов в Хакасии 11 ноября связана с двумя факторами. Первый – неясность, сохранилась ли высокая протестная активность в регионе или же за два месяца она начала рассасываться. Данные общефедеральных социологических опросов не дают внятного ответа на этот вопрос. Второй – нехватка публичной информации о том, был ли отказ КПРФ от выдвижения Андрея Ищенко на выборах в Приморье «разменом» на отказ от противодействия победе Коновалова.

Судьба избирательной кампании в Приморском крае также во многом зависит от ключевой переменной – температуры общественных настроений. Однако ставки на этих выборах заметно выше, поскольку по сути речь идет о главной региональной избирательной кампании 2018 года. Здесь также происходит накопление противоречий:

 

1. Возможность споров относительно хода и итогов избирательной кампании. Гиперактивность Кожемяко (контрастирующая с публичной вялостью менее удачливых кандидатов власти в других регионах) позволяла обосновать его победу на голосовании 16 декабря. Однако неучастие в выборах Ищенко ограничивает возможность продвигать тезис о полноценной открытости на выборах.

2. Интрига вокруг эффективности элитной мобилизации. На сегодняшний день у экспертов нет общего мнения о том, являются ли в третьем туре выборов элиты полноценным «распорядителем» электорального ресурса или же взятые ими на себя обязательства вступают в противоречие с ростом «анархизма» в поведении рядовых избирателей.

3. Неопределенность по поводу пределов допустимого для легальных кандидатов. Жесткая «антифедеральная» риторика Кожемяко неизбежно раздвигает рамки возможного для властных и оппозиционных кандидатов на будущих региональных избирательных кампаниях в других регионах.

 

До подведения итогов кампании в Приморье полноценное проектирование избирательных кампаний кандидатов на губернаторских выборах 2019 года также остается затрудненным. С учетом большого количества выборов в ЕДГ-2019 в «проблемных» регионах ротация была разделена на две части – осеннюю и зимне-весеннюю. Первая волна замен пришлась на период сентября-октября. Новые врио глав регионов также оказались перед лицом противоречий. Рост социальной температуры требует от них новых подходов в публичном продвижении, однако накопленный опыт последних лет связан в основном с «технократическими» кейсами в мало политизированном обществе с более низким уровнем рисков для власти. В результате опыт публичной активности врио губернаторов (потенциальных участников ЕДГ, а также О.Кожемяко и М.Развожаева) оказывается весьма неоднородным. В одних случаях ставка делается на антифедеральную повестку (Приморье), в других – на выпады в адрес предыдущей власти (Башкортостан), в третьих – на попытку формирования собственного языка, подчас понятного федеральным элитам, но слабо адаптированного для местных жителей (Липецкая область).

Если конкуренция между врио губернаторов носит заочный характер, то действующие главы регионов с окончанием срока полномочий постепенно вступают в гонку на выбывание. Вполне естественно, если в начале следующего года последует продолжение кадровых изменений – тем более что большинство из пока «уцелевших» глав регионов, в которых в 2019 году намечены выборы, относятся к категории «проблемных». Но масштаб ротаций будет зависеть от общей температуры социального самочувствия, наличия приемлемых для федеральной власти претендентов и извлечения уроков из выборов в Приморье. Ставка может быть сделана как на дальнейшую демонстрацию кадрового обновления, так и на ориентацию на самоценность сохранения административной вертикали для успешного проведения выборов. При втором сценарии масштаб перестановок может оказаться меньше.
Отрицательная динамика рейтингов устойчивости регионов за прошедший месяц была преимущественно связана с ротацией губернаторов, приводящей к распаду (иногда кратковременному) прежних административных связей и дезориентирующей местные элиты.
Позитивная динамика (в основном на уровне от +0,1 до +0,2 баллов связана с доминированием позитивных новостей над негативными и с постепенным преодолением кризисных ситуаций, которые вели к падению рейтинговых показателей в предыдущие месяцы.
Михаил Виноградов, президент Фонда «Петербургская политика»
7 ноября 2018 года

Топ-15 инициатив в повестках новых губернаторов от ЛДПР
Сергей Фургал (Хабаровский край)
1. Заявил, что столица Дальнего Востока точно останется там, где она находится
2. Упразднил в региональном правительстве должность министра – уполномоченного по вопросам дальневосточного гектара
3. Обратился в Генеральную прокуратуру с просьбой разобраться в законности действий предыдущей команды, назначившей себе «золотые парашюты»
4. Сообщил, что экономия на приостановке сомнительных госзакупок, о которой было объявлено 16 октября, уже сохранила в краевом бюджете 150 млн рублей
5. Поставил перед кабинетом министров задачу сэкономить в 2019 году 2 млрд рублей без урезания финансирования социальных программ
6. Ввел новые правила приема на работу в правительство Хабаровского края: желающему возглавить министерство предстоит сдать тестирование, подготовить программу развития своего ведомства, пройти индивидуальное собеседование
7. Запретил краевым чиновникам закупать за счет бюджета вертолеты, яхты и дорогую канцелярию
8. Распорядился выставить на торги правительственную яхту «Виктория», стоимость которой в 2005 году составляла порядка $1 млн, а содержание обходится региональному бюджету в 600 тыс. рублей в год
9. Пообещал реализовать социальные проекты В. Шпорта, выделив в 2019 году из бюджета региона на эти цели 56 млрд рублей
10. Потребовал в ближайшее время завершить инвентаризацию земель
11. Призвал увеличить количество рыбинспекторов на Амуре
12. Предложил обманутым вкладчикам АТБ создать инициативную группу и выразил готовность оперативно провести с ними переговоры в присутствии юристов для поиска выхода из создавшейся ситуации
13. Пообещал увеличить поддержку ФК «СКА-Хабаровск»
14. Взял под контроль ситуацию с отключением электроэнергии в районах края
15. Взял под контроль строительство центра протонно-лучевой терапии в Хабаровске
Владимир Сипягин (Владимирская область)
1. Пообещал, что областной администрации не избежать кадровых перестановок, которые коснутся в первую очередь вице-губернаторов и руководителей департаментов, в особенности тех, кто после С. Орловой быстро ушли в отпуск
2. Организовал обучающую командировку в Смоленск для ряда глав департаментов и комитетов администрации и их заместителей
3. Обсудил с В. Жириновским проведение во Владимирской области аудита, чтобы понимать, в каком состоянии регион остался после прежнего губернатора
4. Посетил поликлинику и больницу в Струнино, о которых местные жители рассказали президенту во время его «прямой линии», создал группу контроля за ремонтом больницы
5. Высказался за увеличение количества занятых трудом осужденных
6. Пообещал провести полный аудит всех промышленных предприятий региона
7. Поддержал предложение настоятеля храма Кирилла и Мефодия при ВлГУ иермонаха Варфоломея о создании во Владимирской области регионального Вселенского русского народного собора
8. Предложил популяризировать этнокультурные бренды и внедрить в школах уроки, развивающие уважение к культуре народов России
9. Подписал распоряжение о повышении оплаты труда работникам государственных учреждений Владимирской области на 5%
10. Пообещал руководителям крупных промышленных предприятий устраивать выставки и форумы лишь при поддержке бизнес-сообщества, исключив практику добровольно-принудительного краудфандинга
11. Провел встречу с руководителями российских филиалов итальянских компаний Marcegaglia, Ferrero in Russia и Zoppas Industries Russia, работающих во Владимирской области
12. Потребовал полностью решить проблему обманутых дольщиков до 2021 года
13. Обсудил с руководством регионального отделения Сбербанка участие в разработке Стратегии развития региона, в финансировании приоритетных проектов области, инвестиционное сотрудничестве и ипотеку, а также перспективную программу «Безналичная Владимирская область»
14. Отказался от личной охраны
15. Пообещал превратить резиденцию С. Орловой в гостиницу
ТОП-30 событий месяца в региональной политике
1. Смена глав Санкт-Петербурга, Башкортостана, Забайкальского края, Курганской, Липецкой и Курской областей
2. Подготовка к выборам губернатора Приморского края
3. Назначение Михаила Развожаева врио главы Хакасии
4. Попытки правительства предотвратить резкий рост цен на бензин
5. Напряженность в Ингушетии после подписания соглашения об установлении административной границы с Чечней
6. Удаление в отставку с поста мэра Оренбурга находящегося под арестом Евгения Арапова
7. Отставка мэров Владивостока и Волоколамска
8. Избрание новых глав Ижевска, Мурманска, Тюмени, Уфы и Нижнего Тагила
9. Приговор к 5,5 годам колонии бывшему вице-губернатору Челябинской области Николаю Сандакову
10. Серия арестов руководителей администрации Сочи
11. Самоподрыв 17-летнего студента у здания ФСБ в Архангельске
12. Затопление на 82-м судоремонтном заводе в Мурманске плавучего дока ПД-50 при ремонте авианосца «Адмирал Кузнецов»
13. Остановка работы завода «Электроцинк» во Владикавказе после крупного пожара
14. Наводнение в Сочи, Туапсинском и Апшеронском районах Краснодарского края
15. Отказ РЖД строить транспортный переход на Сахалин за свой счет
16. Введение взимания платы за проезд по участкам автотрассы «Москва – Санкт-Петербург» до 2110 года
17. Негативный резонанс вокруг планов сноса исторической застройки центра Боровска
18. Митинги в Архангельской области против ввоза отходов из Москвы
19. Принятие облдумой законопроекта о переходе Кургана к одноглавой системе управления
20. Отказ мэра Великого Новгорода Юрия Бобрышева от участия в конкурсе по выборам главы города
21. Отставка мэра Жигулевска Владимира Классена
22. Отставка главы администрации Астрахани Олега Полумордвинова
23. Приговор к 4 годам колонии за превышение должностных полномочий бывшему мэру Махачкалы Мусе Мусаеву
24. Приговор к 7 годам колонии бывшему мэру Сыктывкара Роману Зенищеву, признанному виновным в получении взяток
25. Условный приговор бывшему замгубернатора Брянской области Александру Горшкову, признанному виновным в мошенничестве
26. Возбуждение уголовного дела о превышении должностных полномочий в отношении бывшего начальника УМВД по Калининградской области Евгения Мартынова
27. Арест бывшего первого зампрокурора Башкирии Олега Горбунова по подозрению в получении взяток
28. Отставка зампредседателя правительства Калининградской области по внутренней политике Александра Торбы после возбуждения уголовного дела в отношении его сына
29. Крушение вертолета в Костромской области, при котором погиб замгенпрокурора РФ Саак Карапетян
30. Кончина бывшего мэра Петрозаводска Николая Левина

1. Регионы с максимальной устойчивостью (свыше 8 баллов)

Регион

Рейтинг (рейтинг за предыдущий месяц)

Динамика за месяц

Томская область

8,3 (8,2)

0,1

Белгородская область

8,6 (8,6)

0,0

Ленинградская область

8,4 (8,4)

0,0

Чукотский АО

8,3 (8,3)

0,0

Ямало-Ненецкий АО

8,2 (8,2)

0,0

Калужская область

8,4 (8,5)

-0,1

Мордовия

8,1 (8,2)

-0,1

2. Регионы с высокой устойчивостью (от 7,0 до 7,9 баллов)

Регион

Рейтинг

Динамика за месяц

Адыгея

7,9 (7,8)

0,1

Костромская область

7,9 (7,8)

0,1

Пензенская область

7,9 (7,8)

0,1

Тюменская область

7,8 (7,7)

0,1

Татарстан

7,4 (7,3)

0,1

Ненецкий АО

7,1 (7,0)

0,1

Ханты-Мансийский АО

7,0 (6,9)

0,1

Тыва

7,5 (7,5)

0,0

Москва

7,4 (7,4)

0,0

Свердловская область

7,2 (7,2)

0,0

Тульская область

7,9 (8,0)

-0,1

Вологодская область

7,6 (7,7)

-0,1

Тамбовская область

7,6 (7,7)

-0,1

Воронежская область

7,1 (7,2)

-0,1

Камчатский край

7,6 (7,8)

-0,2

3. Регионы со средней устойчивостью (от 6,0 до 6,9 баллов)

Регион

Рейтинг

Динамика за месяц

Пермский край

6,9 (6,8)

0,1

Рязанская область

6,6 (6,5)

0,1

Нижегородская область

6,2 (6,1)

0,1

Псковская область

6,2 (6,1)

0,1

Ивановская область

6,1 (6,0)

0,1

Кемеровская область

6,1 (6,0)

0,1

Московская область

6,1 (6,0)

0,1

Амурская область

6,8 (6,8)

0,0

Тверская область

6,0 (6,0)

0,0

Магаданская область

6,8 (6,9)

-0,1

Калининградская область

6,3 (6,4)

-0,1

Ростовская область

6,0 (6,1)

-0,1

Оренбургская область

6,9 (7,3)

-0,4

4. Регионы с пониженной устойчивостью (от 5,0 до 5,9 баллов)

Регион

Рейтинг

Динамика за месяц

Красноярский край

5,8 (5,7)

0,1

Кировская область

5,6 (5,5)

0,1

Саха

5,5 (5,4)

0,1

Еврейская АО

5,2 (5,1)

0,1

Иркутская область

5,1 (5,0)

0,1

Удмуртия

5,0 (4,9)

0,1

Новгородская область

5,7 (5,7)

0,0

Смоленская область

5,7 (5,7)

0,0

Самарская область

5,6 (5,6)

0,0

Орловская область

5,2 (5,2)

0,0

Чувашия

5,2 (5,2)

0,0

Калмыкия

5,1 (5,1)

0,0

Бурятия

5,0 (5,0)

0,0

Омская область

5,0 (5,0)

0,0

Ярославская область

5,9 (6,0)

-0,1

Ставропольский край

5,2 (5,3)

-0,1

Ульяновская область

5,9 (6,1)

-0,2

Саратовская область

5,7 (5,9)

-0,2

Сахалинская область

5,5 (5,8)

-0,3

Архангельская область

5,9 (6,3)

-0,4

Мурманская область

5,1 (5,5)

-0,4

Курская область

5,9 (6,9)

-1,0

Липецкая область

5,9 (6,9)

-1,0

Башкортостан

5,4 (6,4)

-1,0

Санкт-Петербург

5,4 (6,4)

-1,0

5. Регионы со слабой устойчивостью (меньше 5,0 баллов)

Регион

Текущий рейтинг

Динамика за месяц

Марий Эл

4,9 (4,8)

0,1

Новосибирская область

4,9 (4,8)

0,1

Брянская область

4,8 (4,7)

0,1

Карелия

4,8 (4,7)

0,1

Коми

4,6 (4,5)

0,1

Астраханская область

4,5 (4,4)

0,1

Алтайский край

4,0 (3,9)

0,1

Карачаево-Черкесия

4,2 (4,2)

0,0

Кабардино-Балкария

3,7 (3,7)

0,0

Дагестан

1,8 (1,8)

0,0

Республика Алтай

4,8 (4,9)

-0,1

Волгоградская область

4,7 (4,8)

-0,1

Чечня

4,3 (4,5)

-0,2

Челябинская область

3,8 (4,0)

-0,2

Владимирская область

3,2 (3,4)

-0,2

Хакасия

2,8 (3,0)

-0,2

Краснодарский край

4,2 (4,5)

-0,3

Хабаровский край

3,7 (4,0)

-0,3

Северная Осетия

2,9 (3,2)

-0,3

Приморский край

2,3 (2,6)

-0,3

Ингушетия

3,9 (4,3)

-0,4

Курганская область

3,6 (4,6)

-1,0

Забайкальский край

3,2 (4,2)

-1,0

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: