Дмитрий Медведев провёл переговоры с Премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем

Из стенограммы:

Ш.Мишель (как переведено): Добрый день!

У нас была возможность сегодня провести рабочее заседание с Премьер-министром Российской Федерации. Его сопровождала делегация. В частности, присутствовал Министр экономики.

Мы обсудили двусторонние отношения между Бельгией и Россией. Мы встречались в России в январе. Тогда мы уже обсудили возможности, которые существуют в сфере инвестиций, в сфере развития экономической деятельности, для того чтобы сотрудничество между нами набирало темпы. Много бельгийских предприятий взаимодействуют с российскими партнёрами, некоторые из них уже давно присутствуют и активно функционируют, развивают инфраструктуру, занимаются горнодобывающим делом, работают в химической промышленности. Так что отношения между нашими странами уходят корнями в прошлое, и нужно сделать всё, чтобы дать новый толчок развитию двусторонней торговли между нашими странами.

У нас также была возможность рассмотреть международные вопросы, вопросы геополитического характера. Бельгия будет непостоянным членом Совета Безопасности с января 2019 года, так что у нас появится возможность тесно сотрудничать в рамках этой организации со всеми членами, в частности с Россией. И мы договорились, что будем проводить регулярные консультации. В частности, в ближайшее время Россию посетит делегация, для того чтобы обсудить, как мы построим наше сотрудничество в Совете Безопасности, как будем взаимодействовать с различными партнёрами.

Мы также обсудили будущее отношений между Европейским союзом и Россией. Мы прекрасно понимаем, что в течение последних нескольких лет целый ряд вопросов вызвал разногласия между Европейским союзом и Россией, и мы с коллегой обсудили эти вопросы. Бельгия в формате своей доктрины Армеля пытается найти точки соприкосновения, для того чтобы не допустить эскалации существующих процессов.

И другие темы были затронуты в рамках рабочей встречи.

Хочу сказать Вам, господин Премьер-министр: я очень рад, что мы смогли открыто обменяться нашими точками зрения. Каждый защищает своё видение, свои ценности. Права человека, правовое государство – это важнейшие ценности для европейцев. Вы можете на нас рассчитывать – мы будем всегда откровенны, всегда открыты для того, чтобы продолжать диалог, продолжать сотрудничество по различным направлениям, в двустороннем формате или же в многостороннем формате, когда будем вместе с вами работать, в частности, на международных площадках.

Д.Медведев: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые представители средств массовой информации!

Мне трудно что-то добавить к сказанному моим коллегой. Мы действительно прошлись по всем темам экономического сотрудничества между нашими странами, политического взаимодействия – как в двустороннем формате, так и имея в виду отношения между Российской Федерацией и Европейским союзом. Отметили все трудности, все упущенные возможности. С другой стороны, подумали о том, что можно было бы сделать в будущем.

Россия, так же как и Бельгия, открыта к такого рода взаимодействию. Я очень рад, что наш диалог, который начался в январе, достаточно быстро нашёл продолжение здесь, в Бельгии. И тому причина – саммит АСЕМ, с одной стороны, а с другой стороны – приглашение совершить рабочий визит в Бельгию, за что большое спасибо господину Премьер-министру.

У нас действительно был очень продуктивный диалог в товарищеской обстановке. Мы смогли обменяться мнениями по самому широкому кругу вопросов – и двусторонних, и многосторонних, и экономических, и политических, включая вопросы безопасности.

Мы приветствуем то, что Бельгия скоро станет непостоянным членом Совета Безопасности. Это даёт возможности коммуницировать и на площадке Совета Безопасности ООН. На наш взгляд, Организация Объединённых Наций остаётся единственным универсальным международным институтом, где можно решать вопросы, потому что остальные институты не охватывают всех участников международного сообщества. И мы ценим вклад Бельгии в развитие отношений со всеми странами (естественно, и с нашей страной) и попытки нахождения решений по самым сложным вопросам международной повестки дня и двусторонних отношений.

Мы обсуждали разные конкретные вопросы. Если вас что-то интересует, вы можете об этом спросить.

Вопрос (как переведено): Здравствуйте! Бельгийское радио и телевидение.

Дмитрий Анатольевич, когда наш Премьер-министр был в Москве несколько месяцев назад, Вы сказали, что Бельгия может играть роль в улучшении отношений между Европой и Россией. Но после вашей встречи очень многое произошло. Отравление Скрипалей, попытки кибератаки в Гааге. Вы считаете, что ещё есть возможность восстановления нормальных отношений и что Бельгия тоже ещё готова к этому?

Д.Медведев: Этот вопрос лучше, наверное, не мне задавать, а моему уважаемому коллеге. Это первое.

Второе. В мире много чего происходит. Это вовсе не обязательно должно отражаться на наших отношениях.

Я могу и другие примеры привести, которые в мире случаются, но это никак не затрагивает наши отношения.

Если наши партнёры готовы способствовать развитию и восстановлению отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом, мы будем только за это признательны. Потому что мы считаем, что эти отношения в настоящий момент переживают не лучшие времена и что мы многое потеряли за последние годы. Я неоднократно об этом говорил. Мы потеряли половину товарооборота, и эта половина ушла в другие страны. Для того чтобы восстановить контакты и в сфере экономики, и в рамках политического взаимодействия (которое исключительно важно, и текущий саммит АСЕМ это в полной мере продемонстрировал), важна роль государств, которые хотели бы участвовать в этом процессе. И наши партнёры из Бельгии как раз такого рода заинтересованность проявляли. Это естественно, потому что нашим отношениям – только дипломатическим – 160 лет в этом году исполняется. У нас богатый опыт взаимоотношений, общения по самым сложным вопросам. Даже по тем, по которым мы расходимся, по которым можем спорить. Тем не менее здесь очень важно открывать каналы для общения. И я считаю, что Бельгии эта роль удаётся.

Ш.Мишель (как переведено): Я хочу подтвердить, что дипломатическая стратегия Бельгии уже многие годы состоит в том, чтобы поддерживать каналы диалога, каналы взаимодействия, в том числе на высшем уровне. Мы считаем, что взаимопонимание – даже по темам, по которым мы, может быть, сразу и не соглашаемся, по которым у нас, может быть, разные точки зрения, – является лучшим подходом для того, чтобы избежать эскалации. Так что взаимный диалог является тем путём, который поможет нам снизить напряжённость, когда есть напряжённость, и найти возможности для того, чтобы продвигаться на пути к решениям.

В январе у нас было очень полезное взаимодействие. Все темы мы обсуждали открыто, откровенно, прямо, чтобы каждый смог выразить свою позицию, понять позицию другого и, конечно, понять, какие у нас существуют разногласия по различным вопросам.

Вопрос: Газета «Коммерсант». У меня вопрос к обоим председателям правительств. Бельгия является давним партнёром России в области трубопроводного, а теперь и сжиженного природного газа. Эта тема сейчас сильно политизирована. Поэтому хотелось бы спросить, вы обсуждали поддержку совместных проектов по поставке и распределению российского сжиженного природного газа через Бельгию? И, месье Премьер-министр, по Вашему мнению, такой газ может конкурировать с американским СПГ?

Д.Медведев: Дело в том, что и сейчас уже этот проект существует в рамках того взаимодействия, которое осуществляют наши компании. Я имею в виду взаимодействие по сжиженному природному газу, который поставляется с площадки «Ямал СПГ» и имеет соответствующую точку для распределения в Бельгии, в Зебрюгге. И поэтому я считаю, что мы уже в этом направлении работаем.

Является ли вообще LNG, или сжиженный природный газ, если говорить по-русски, альтернативой, допустим, тому же самому трубному газу, это вопрос гораздо более сложный. Дело в том, что, Вы правильно сказали, этот вопрос сильно политизирован в последнее время, но не усилиями России или Бельгии. А прежде всего усилиями, скажем прямо, Соединённых Штатов Америки, которые постоянно грозят пальцем нашим европейским партнёрам и говорят: вы у русских газ не покупайте. Почему не покупайте? Потому что у нас, американцев, есть свой сжиженный природный газ, и мы готовы его в Европу поставлять, чтобы вы были меньше зависимы от Российской Федерации. Им задают вопрос: а почём? Они отвечают: мы это отдельно обсудим, для этого нужно создать хабы, нужно создать склады хранения, и в целом цена будет рыночной.

Мы с вами прекрасно понимаем, что любой газ, который будет поставляться из Соединённых Штатов Америки, будет процентов на 40 дороже, чем газ, который поставляется из Российской Федерации, просто в силу логистики этого процесса. Причём я имею в виду и трубный газ, и LNG. Поэтому борьба с российским природным газом на европейском континенте – это пример недобросовестной экономической конкуренции, которая одета в одежды некой политической заботы о европейских партнёрах. Считаю, что это просто некрасиво и неправильно. Мы никаких коварных планов в отношении Европы не вынашиваем. Мы с вами знаем, что уже 50 лет как Россия (а до этого Советский Союз) поставляет газ в Западную Европу и это только укрепляет энергобезопасность Европы, помогает Европе развиваться. Более того, количество потребляемого газа растёт, но не потому, что мы закрыли какие-то другие каналы, а по другой причине: потому что европейские страны растут.

Поэтому я уверен, что у энергетического сотрудничества России и Европейского союза, России и Бельгии есть хорошее будущее. Надеюсь, что это будущее мы все увидим.

Ш.Мишель: Конечно же, вопросы энергоносителей являются очень важными для различных стран и вообще регионов мира. Мы специфику не обсуждали, мы ещё продолжим нашу беседу, потому что мы ещё не закончили нашу встречу. И конечно, вопрос энергоносителей является одним из вопросов стратегического диалога между нашими партнёрами внутри Европейского союза, а также Европейского союза с другими странами. Вот это мой ответ.

Вопрос (как переведено): Вы недавно заявили, что санкции, которые приняла Европа, вызваны внутренней ситуацией в Европе. А скажите, в России у вас ставят под сомнение решения, которые вы приняли раньше? Готовы ли вы что-то сделать, чтобы, может быть, если не избавиться полностью от санкций, то хотя бы как-то снизить их серьёзность?

Д.Медведев: По поводу санкций.

Во-первых, для нас все эти санкции – это не вопрос жизни и смерти. Это раз.

Второе – не мы эти санкции начали вводить и не нам прекращать их действие. Хотят европейские партнёры их прекратить – пусть прекращают, не хотят – мы будем жить и дальше с санкциями.

Я напомню, что наш правопредшественник, если говорить юридическим языком, Советский Союз, десятилетиями жил в условиях санкций, и ничего. Конечно, ничего хорошего в этом нет. Потому что санкции замедляют развитие, но не Российской Федерации – во всяком случае не только Российской Федерации (на нас они, конечно, сказываются тоже), но и Европейского союза. Они бьют по всем. Мы сейчас с господином Премьер-министром обсуждали, например, сельское хозяйство. Целый ряд возможных сфер сотрудничества между Россией и Бельгией из-за санкций и наших ответных ограничительных мер оказался заблокирован. Общий объём потерь Европейского союза, который посчитали, составляет порядка 100 млрд евро.

Поэтому отказ от санкций – это взаимовыгодное дело. И мы вовсе не должны убеждать наших партнёров, говорить: может, вы что-то отмените? Нам это не нужно. Если это нужно европейским коллегам, они сами должны с этой инициативой выйти. И это действительно улучшит наши деловые отношения, да и вообще политический климат на европейском континенте. Я думаю, что это именно так.

Что же касается того, должны ли мы что-то менять или наши европейские партнёры должны что-то менять, для этого и существуют каналы диалога. По всем вопросам. По самым острым вопросам, которые сегодня находятся в повестке дня. Эти вопросы мы все знаем. Это и европейские, и ближневосточные вопросы, и целый ряд других вопросов. Мы открыты для такого сотрудничества.

Ш.Мишель (как переведено): Когда принимается решение о международных санкциях, это всегда приводит к тому, что будет фиаско для диалога, политического диалога. И Бельгия всегда считала, что санкции не могут быть самоцелью. И вот почему мы всегда понимали, что санкции, когда принимается решение, должны сопровождаться углублённым политическим диалогом, для того чтобы найти возможности управления политическими конфликтами между нами, чтобы найти пути для решения. Мы последовательно придерживаемся этой позиции в Бельгии и Европейском союзе. И мы среди европейских стран, наверное, одна из самых активных стран, которые призывают к диалогу с Россией, для того чтобы дать оценку всем вызовам, всем возможностям, нюансам по темам, которые нас касаются и которые позволят нам найти созидательный подход, для того чтобы появились возможности умиротворить ситуацию, найти решение. Мы, конечно, были всегда солидарны, когда принимались решения о санкциях, но мы всегда последовательно и настойчиво выступаем за диалог.

И ещё добавлю, что мы всегда поддерживали диалог на высшем уровне – не только между Россией и Бельгией, но и Европейским союзом и Бельгией. Потому что Европейский союз должен поддерживать этот диалог с Россией на высшем уровне.

Вопрос: Агентство «Интерфакс». Вопрос Дмитрию Анатольевичу. Расскажите, пожалуйста, об итогах форума. На его полях Вы провели несколько двусторонних встреч, в частности, Вы общались с Ангелой Меркель. Не могли бы Вы рассказать, какие темы затрагивались, обсуждалась ли судьба проекта «Северный поток – 2» и есть ли уверенность, что проект будет реализован?

Д.Медведев: Результаты форума отражены в декларациях, я пересказывать их не буду. На мой взгляд, форум был интересным. В чём-то он, на мой взгляд опять же, был интереснее и содержательнее, чем аналогичные форумы, в которых я до этого принимал участие, за что спасибо и устроителям форума, и нашим бельгийским друзьям. Но если говорить именно о двустороннем формате, двусторонних контактах, то действительно форум – это всегда возможность на полях пообщаться с коллегами. И зачастую это общение не менее ценно, чем результаты форума, а по некоторым вопросам даже, может быть, и более ценно. Причём, хочу прямо сказать, это общение так устроено, что оно происходит не только в кулуарах форума, но и вообще на всём его протяжении, включая даже такие приятные моменты, как официальный обед или какие-то другие мероприятия, которые устроители форума предлагают.

Я действительно имел довольно большое количество встреч помимо больших переговоров с моим коллегой Премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем. У меня были встречи с разными коллегами. Я несколько из них упомяну.

Вчера я коротко разговаривал с Председателем Еврокомиссии господином Юнкером. Сказал ему то, что и так хорошо известно нашим партнёрам, ещё раз акцентировав внимание на том, что текущие отношения между Россией и Евросоюзом абсолютно деградировали. Взаимоотношений между Европейской комиссией и Правительством Российской Федерации, не говоря уже о саммитах – на высшем уровне, уже несколько лет нет. Отношения между министрами тоже в значительной степени осложнены. И это ни к чему хорошему не ведёт. Мы не можем обсуждать самые сложные вопросы современной повестки дня. А всё-таки, ещё раз повторяю, для нашей страны, как и для Европейского союза, эти отношения имеют особую ценность.

Я напомню, что Европейский союз, даже в условиях, когда товарооборот между нашими странами сократился почти в два раза, остаётся нашим крупнейшим партнёром. С другой стороны, Российская Федерация для всего Евросоюза является четвёртым по значимости партнёром. Тоже, мягко говоря, занимает не последнее место. На эти моменты я обратил внимание. Будем надеяться, что рано или поздно мы всё-таки найдём точки соприкосновения и сможем такого рода отношения поменять.

У меня была беседа с Федеральным канцлером госпожой Ангелой Меркель. Это, собственно, обычно и происходит на таких форумах. И в Улан-Баторе было, и здесь, в Бельгии, в Брюсселе. Мы обсуждали разные вопросы. Скажу прямо, что и «Северный поток» обсуждался, и всякого рода заявления по поводу «Северного потока», которые звучат из-за океана. Но я уже ответил на этот вопрос, когда говорил о том, какие газовые отношения мы считали бы правильным развивать с европейскими партнёрами. Практически то же самое я сказал и госпоже Меркель.

Некоторые другие нюансы мы тоже обсуждали, включая развитие промышленной кооперации и сотрудничество между германскими компаниями и нашими компаниями.

Я провёл встречи и с другими коллегами, включая Председателя Правительства Словении господина Шареца, с которым обсуждал вопросы наших деловых отношений со Словенией именно в двустороннем порядке. Там тоже достаточное количество проектов, включая фармацевтические проекты.

Обсуждал вопросы северного взаимодействия и вопросы, связанные с применением морского права и охраной окружающей среды, с Премьер-министром Норвегии госпожой Сульберг.

У меня был разговор с некоторыми другими коллегами. С Премьер-министром Болгарии господином Бойко Борисовым. Также я встречался с Премьер-министром Камбоджи господином Хун Сеном, к которому, кстати, перешли полномочия проведения будущего саммита АСЕМ. И был целый ряд других, как принято говорить, рабочих контактов.

В этом смысле всё было очень насыщенно. Надеюсь, мы сможем какие-то вопросы – и частные, и достаточно общие – в результате этого взаимодействия продвинуть. Так что, я думаю, это было полезно.

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: