Рейтинг Фонда «Петербургская политика» за ноябрь 2017 года

АНАЛИТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

Ноябрь стал последним «невыборным» месяцем для российских регионов. По мере приближения федеральной кампании естественным образом встал на повестку вопрос о том, какой будет роль регионов в избирательном процессе. Хотя контуры кампании постепенно вырисовываются, данный вопрос сопряжен с серьезной развилкой.

Первый сценарий предполагает ориентацию на шаги, учитывающие интересы регионов (и прежде всего – местных элит). Исторически федеральные выборы воспринимаются как своеобразный аналог различных юбилейных дат крупных городов, что обычно сопряжено с высоким федеральным вниманием, дополнительным финансированием и общим стремлением создать атмосферу праздника посильными средствами государственного аппарата. Урегулирование «шероховатостей» в отношениях с регионами рассматривается как дополнительный ресурс, гарантирующий невыплеск существующих противоречий в момент избирательной кампании и до определенной степени – рост социального оптимизма. Анализируя ноябрьские события, к таким шагам можно отнести поездки нового секретаря генсовета «Единой России» Андрея Турчака по стране, обучающие семинары с главами регионов и вице-губернаторами по внутренней политике, различные обращения региональных чиновников (от С.Собянина с идеей наземного метро в Москве до В.Васильева с просьбой выделить дополнительные средства на своевременную выплату зарплат), распределение государственных заказов (например, несмотря на сложность ситуации вокруг Татарстана, предприятия Казани получили заказы по проекту «Ангара»). Очевидным символом значимости местной повестки для федеральной власти стала попытка инициирования В.Путиным диалога с противниками строительства Томинского ГОКа в Челябинской области.

В то же время нельзя исключить и другой сценарий, предполагающий минимизацию «посредников» (будь то региональные элиты или представители творческой интеллигенции) в донесении федерального сигнала до рядовых жителей. Пробным шаром здесь стала инициатива В.Путина о выплатах семьям при рождении первого ребенка – федеральный Центр предстает в роли распределителя «социальной благодати» безотносительно к усилиям местных элит. Такой сигнал не обязательно будет заявлен напрямую, однако обращает на себя внимание, что целый ряд ноябрьских шагов выглядит весьма «недружественно» по отношению к региональным элитам – от жестких заявлений Д.Козака о закредитованности регионов до приносящих двойственный эффект кампаний относительно изучения в школах национальных языков. Сюда же накладывается и конфликт между приоритетами гражданской власти и силовых структур: последние по-прежнему ориентированы на проведение «антикоррупционной» кампании, объективно дестабилизирующей элиты (см. более подробно https://fpp.spb.ru/fpp-rating-2017-10 ). В ноябре интенсивность силовых зачисток региональных администраций несколько снизилась, однако успокоения в ряды чиновничества это не внесло – а в ближайшие месяцы сохраняющаяся напряженность будет накладываться на общую перегрузку административного аппарата вследствие его привычной вовлеченности в ход избирательной кампании.

Необходимость более четкого определения приоритетов накануне избирательной кампании вызывает и ряд дополнительных коллизий. В их числе:

Ориентация на минимизацию скандалов в отношениях с оппозицией в преддверии президентских выборов происходит в момент административной мобилизации в целом ряде регионов в отношении местных оппозиционных игроков. Целая череда ноябрьских событий – вынесение приговора Девлетхану Алиханову в Карелии, беспрецедентно жесткий арест депутата Калининградской облдумы Игоря Рудникова, домашний арест лидера нижегородского отделения «Справедливой России» Александра Бочкарева – показывает наличие трудностей, связанных с попытками создания подчеркнуто стерильного, «бесскандального» фона в отношениях с оппозиционными игроками.

С учетом судьбы С.Керимова и тревог вокруг февральского пакета санкций накапливаются противоречия, связанные с возможностью ухода из политики неформальных игроков, на потенциал которых привыкла опираться региональная (а отчасти и федеральная) власть. Степень готовности политической системы к управлению без таких рычагов в различных регионах не одинакова.

Необходимость более четко определить отношение к главам регионов. Здесь заложен конфликт: с одной стороны, федеральная власть привычно стремится не делать губернаторов бенефициарами избирательной кампании, не чувствовать себя обязанной региональным лидерам за конечный результат выборов, добиваться снижения политической субъектности глав. С другой - среди губернаторов присутствует целый корпус новых назначенцев, внешне позиционируемых как представители новой «кадровой волны», и пользоваться выборами для снижения их политического и аппаратного влияния было бы несколько алогично. Интересно, что в отличие от серии перестановок в начале года (когда врио губернаторов в целом быстро разделились на относительно успешных и пассивных), осенняя волна перестановок пока не привела к такой дифференциации. Новые врио продолжают использовать эффект от замены (там, где он присутствовал), однако среди них пока не появилось ни очевидных «сильных» игроков, ни общепризнанных «неудачников» - новоназначенные чиновники предпочитают выглядеть «середняками».

Михаил Виноградов, президент Фонда «Петербургская политика»

6 декабря 2017 года

 

ТОП-30 событий месяца в региональной политике

Задержание во Франции сенатора от Дагестана Сулеймана Керимова по делу об уклонении от уплаты налогов

Резонансные решения вокруг обязательности изучения национального языка в школах Татарстана, Коми и других регионов

Требование вице-премьера РФ Дмитрия Козака к губернаторам отчитаться по долгам регионов

Неудачный запуск ракеты с космодрома «Восточный»

Резонанс вокруг выброса радиоактивного изотопа рутения-106 на Южном Урале

Одобрение Владимиром Путиным проекта наземного метро в Москве

Победа кандидата «Яблока» Юрия Павлова на выборах главы Гдовского района Псковской области

Телефонный разговор Владимира Путина с активистом движения против строительства Томинского ГОКа в Челябинской области

Приговор к 6 годам лишения свободы бывшему сенатору от Карелии Девлету Алиханову

Арест и избиение обвиняемого в вымогательстве депутата калининградской облдумы Игоря Рудникова

Домашний арест руководителя нижегородского отделения «Справедливой России» Александра Бочкарева

Арест бывшего первого вице-губернатора Приморского края Василия Усольцева

Арест гендиректора компании “Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз”, депутата заксобрания ЯНАО Павла Крюкова

Условный приговор за смертельное ДТП бывшему зампрокурора Курской области, сыну липецкого губернатора Роману Королеву

Арест главы ЗАТО Циолковский Амурской области Николая Кохно

Отставка мэра Владивостока Игоря Пушкарева, находящегося под арестом по обвинению в коррупции

Избрание депутатами гордумы Калининграда на пост мэра Александра Ярошука

Избрание на пост мэра Омска министра экономики области Оксаны Фадиной

Отстранение депутатами горсовета Старого Оскола от должности мэра Александра Гнедых

Митинги сторонников Алексея Навального в регионах

Заявление полпреда в ДВФО Юрия Трутнева о пропаже 64 млрд рублей, выделенных на развитие аэропортов Дальнего Востока

Запуск в эксплуатацию Эргинского кластера месторождений нефти в ХМАО

Вето Совета Федерации на закон о запрете рекламы на платежках ЖКХ

Поездки врио секретаря генсовета «Единой России» Андрея Турчака по регионам

Заявление Сергея Собянина о наличии 15 миллионов «условно лишних людей» в сельской местности

Гибель 7 человек в результате взрыва газа в жилом доме в Ижевске

Возможное объявление референдума в Коми по вопросу переноса столицы региона в Ухту

Заявление красноярского бизнесмена Анатолия Быкова о разочаровании во Владимире Путине

Открытие в Калуге памятника Ивану III

Расследование СКР возможности «ритуального» убийства императорской семьи в Екатеринбурге в 1918 году

РЕЙТИНГ

Регионы с максимальной устойчивостью (свыше 8 баллов)

Оренбургская область 8,0 (7,9) 0,1

Белгородская область 8,6 (8,6) 0,0

Калужская область 8,3 (8,3) 0,0

Чукотский АО 8,3 (8,3) 0,0

Ямало-Ненецкий АО 8,3 (8,3) 0,0

Ленинградская область 8,2 (8,2) 0,0

Тюменская область 8,2 (8,2) 0,0

Томская область 8,1 (8,1) 0,0

Магаданская область 8,0 (8,0) 0,0

Мордовия 8,2 (8,3) -0,1

2. Регионы с высокой устойчивостью (от 7,0 до 7,9 баллов)

Костромская область 7,7 (7,6) 0,1

Тульская область 7,6 (7,5) 0,1

Воронежская область 7,1 (7,0) 0,1

Вологодская область 7,0 (6,9) 0,1

Камчатский край 7,6 (7,6) 0,0

Адыгея 7,6 (7,6) 0,0

Тыва 7,6 (7,6) 0,0

Тамбовская область 7,4 (7,4) 0,0

Липецкая область 7,4 (7,4) 0,0

Ханты-Мансийский АО 7,4 (7,4) 0,0

Саха 7,3 (7,3) 0,0

Пензенская область 7,8 (7,9) -0,1

Кемеровская область 7,5 (7,6) -0,1

Курская область 7,4 (7,5) -0,1

Амурская область 7,4 (7,6) -0,2

3. Регионы со средней устойчивостью (от 6,0 до 6,9 баллов)

Ненецкий АО 6,7 (6,6) 0,1

Москва 6,3 (6,2) 0,1

Московская область 6,3 (6,2) 0,1

Пермский край 6,2 (6,1) 0,1

Ярославская область 6,2 (6,1) 0,1

Архангельская область 6,2 (6,1) 0,1

Ростовская область 6,0 (5,9) 0,1

Ульяновская область 6,9 (6,9) 0,0

Башкортостан 6,8 (6,8) 0,0

Свердловская область 6,7 (6,7) 0,0

Саратовская область 6,4 (6,4) 0,0

Хабаровский край 6,2 (6,2) 0,0

Новгородская область 6,1 (6,1) 0,0

Сахалинская область 6,8 (6,9) -0,1

Калининградская область 6,0 (6,1) -0,1

Татарстан 6,6 (6,8) -0,2

4. Регионы с пониженной устойчивостью (от 5,0 до 5,9 баллов)

Ивановская область 5,1 (4,9) 0,2

Ставропольский край 5,9 (5,8) 0,1

Смоленская область 5,7 (5,6) 0,1

Тверская область 5,4 (5,3) 0,1

Мурманская область 5,4 (5,3) 0,1

Псковская область 5,4 (5,3) 0,1

Кировская область 5,3 (5,2) 0,1

Бурятия 5,2 (5,1) 0,1

Иркутская область 5,0 (4,9) 0,1

Рязанская область 5,9 (5,9) 0,0

Хакасия 5,9 (5,9) 0,0

Санкт-Петербург 5,7 (5,7) 0,0

Астраханская область 5,6 (5,6) 0,0

Еврейская АО 5,6 (5,6) 0,0

Алтайский край 5,4 (5,4) 0,0

Нижегородская область 5,3 (5,3) 0,0

Красноярский край 5,1 (5,1) 0,0

Калмыкия 5,0 (5,0) 0,0

Марий Эл 5,0 (5,0) 0,0

Карачаево-Черкесия 5,0 (5,0) 0,0

Республика Алтай 5,0 (5,0) 0,0

Чувашия 5,5 (5,6) -0,1

Владимирская область 5,4 (5,5) -0,1

Курганская область 5,3 (5,4) -0,1

5. Регионы со слабой устойчивостью (меньше 5,0 баллов)

Орловская область 4,7 (4,5) 0,2

Самарская область 4,6 (4,5) 0,1

Забайкальский край 4,6 (4,5) 0,1

Удмуртия 4,6 (4,5) 0,1

Чечня 4,6 (4,5) 0,1

Новосибирская область 4,4 (4,3) 0,1

Северная Осетия 2,7 (2,6) 0,1

Брянская область 4,9 (4,9) 0,0

Волгоградская область 4,7 (4,7) 0,0

Коми 4,6 (4,6) 0,0

Краснодарский край 4,5 (4,5) 0,0

Ингушетия 4,3 (4,3) 0,0

Омская область 4,2 (4,2) 0,0

Приморский край 3,6 (3,6) 0,0

Челябинская область 4,7 (4,8) -0,1

Кабардино-Балкария 4,6 (4,7) -0,1

Карелия 4,4 (4,5) -0,1

Дагестан 1,9 (2,0) -0,1

Рейтинг Фонда «Петербургская политика» публикуется с осени 2012 года на ежемесячной основе. В его рамках оценивается уровень социально-политической устойчивости во всех субъектах Российской Федерации. Уровень устойчивости определяется экспертами Фонда по 10-балльной шкале, где 10 – максимальная оценка, 1 – минимальная. Внутри Рейтинга регионы разделены на 5 категорий по степени социально-политической устойчивости и отсортированы в рамках своей категории по динамике рейтинга за последний месяц.

 

 


Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: