Саратов в путевых заметках и дневниках

Путевые дневники ученых, которые велись ими в ходе различных путешествий, поездок и экспедиций давно признаны важными историческими источниками. Зачастую отрывочные, ежедневные записи путевого дневника могут являться единственным свидетельством исторического прошлого, сведения о котором в силу разных причин не сохранились до наших дней. 

Написанные в дороге простым и доступным языком с целью запечатлеть что-то особенное, необычное, что встречалось в пути, чаще всего они велись «для себя», для памяти и содержали «мысли вслух», рассуждения с самим собой. Не рассчитанные на какую-либо цензуру, поскольку писались не для оппонентов и не для публики, они лучше, чем любые другие источники, передают реальное отношение автора к местам и событиям. Наряду с чисто научной информацией путевые дневники содержат сведения о сопутствующих явлениях, фактах, увиденных и услышанных в дороге, в разговорах с местными жителями, прочитанных в старинных бумагах и документах. Они также дают возможность проследить зарождение научных идей, мыслей, которые впоследствии вылились в важнейшие обобщения и научные труды. И тогда анализ этих трудов, дополненный сведениями из путевых дневников, может помочь в решении ряда научных и историографических проблем. В этом смысле нашей области повезло, – в свое время здесь побывали многие видные ученые и естество­испытатели. Для некоторых увиденное в нашей губернии стало основой научных трудов, другие отразили свои мысли в путевых дневниках.

240 лет назад в августе 1773 года по Саратовской земле путешествовал академик Петербургской Академии наук, естествоиспытатель Петр Симон Паллас. В своем труде «Путешествие по различным провинциям Российского государства» он дал описание Саратова.

«Саратов лежал сначала на левом берегу реки Волги при истоке Саратовки, где видны еще его следы, и от которой город получил свое наименование. Первое строение его, по известиям, начато было в конце 16-го века. Теперь это место стало довольно большим городом, который получил в последние десять лет через заведение немецких селений немалое приумножение съестных припасов. Он лежит на крутом берегу у подошвы высоких гор…. Город разделяется глубоким рвом и сверх того старым валом, проведенным в город и его предместья. Нижняя часть города лежит по большей части на долине, в ней находятся широкие и прямые улицы и семь церквей, между которыми есть мужской и женский монастырь, коими предстоит Архимандрит». Здесь находятся кроме воеводской канцелярии также соляная и опекунская контора, которая управляет немецкими селениями, также и комендант, управляющий полицией. Воеводская канцелярия каменная и против нее выстроены каменные лавки частными людьми. В городе находятся многие зажиточные жители, которые, как некоторые дворяне, имеющие в сей стране деревни, имеют прекрасные домы, в коих они живут, между коими выстраиваются мало-помалу каменные, которые придают городу красоту. Большой рынок деревянный и изобилует многими разными товарами… ».

180 лет назад, 25 июля (по новому стилю 6 августа) 1833 года Саратов посетил Константин Иванович Арсеньев, русский историк, географ, академик Петербургской Академии наук, автор «Статистических очерков России». В «Путевых заметках о Юго-Востоке России» К.И. Арсеньев описал город Саратов, его окрестности и экономическое состояние.

«...Город Саратов живописно выказывается весь как в панораме, когда подъезжаешь к нему с Заволжской стороны. Он расположен на покатой возвышенности правого берега Волги, которая образует здесь несколько удобных глубоких и безопасных пристаней. С трех сторон город венчается горами, из коих одна примыкает к селитьбе городской, другие находятся на значительном от города расстоянии; эти горы служили некогда становищем Пугачева и его разбойничьих полчищ. В настоящее время Саратов в ряду губернских городов занимает одно из почтеннейших мест и по людности населения, и по красивости строений, и по богатству жителей. Огромные капиталы пускаются здешним купечеством и в торговлю, и в разнообразные промыслы. Самая местность Саратова благоприятствует предприимчивости: сюда свободно достигают все произведения стран Закамских и Уральских и отсюда вместе с богатствами внутренней России также свободно и удобно могут передаваться в край Закавказский и в Персию, равно как в земли Придонские через Дубовку и Качалин; огромные грузы отправляются из Саратова и вниз, и вверх по Волге. Не много городов в России могут похвалиться таким движением, такою готовностью на всякое улучшение. Саратовские граждане не ограничиваются одним только укреплением города своего, но заботятся о пользах целого края...»

В те же дни, но уже 160 лет назад (в 1853 году) в Саратов прибыл знаменитый эмбриолог Карл Максимович Бэр. Комплексная научная экспедиция, в ходе которой Бэр совершил четыре научных путешествия на берега Каспийского моря, была предпринятая для обследования рыболовства на Волге и в Каспийском море «в техническом, статистическом и есте­ственно-историческом отношениях». В начале лета 1853 года начался первый этап – экспедиция под руководством Бэра на парусной лодке вышла из Нижнего Новгорода и направилась вниз по Волге. В Казани ученым пришлось пересесть на лошадей, и дальнейший путь до Астрахани был проделан ими верхом. 21 июля экспедиция прибыла в Вольск, где пробыла несколько дней, а уже 25 июля – в Саратов. Как записал Бэр в своем дневнике, «Саратов производит хорошее впечатление. Открывающаяся дальше масса маленьких деревянных домиков, карабкающихся по горе в северном направлении, пленяет своей первобытной красотой. По-видимому, преобладающий класс населения имеет здесь хорошие жилища...».

Путевой дневник Бэра был написан немецкой готикой на тетрадной бумаге, кое-где рукой автора были сделаны зарисовки встречающихся достопримечательностей, поясняющие текст. Непосредственное экономическое значение этих экспедиций выразилось, в частности, в предложении употреблять в пищу каспийскую сельдь, которая ранее вылавливалась в незначительном количестве только для вытапливания жира, причем для ее засолки была предложена эльтонская соль. Научными же результатами экспедиции стали капитальное географическое описание Каспия, специальная серия изданий по географии России и так называемый «закон Бэра», вошедший в фонд мировой науки. Еще Паллас неоднократно выражал удивление, что в России у рек всегда правый берег более высокий. Однако о физических причинах этого явления ему ничего известно не было. Бэр же не только заметил то же самое, но и дал этому объяснение: «Так как не может быть случайностью, что все реки России имеют высокий правый и низменный левый берег, то и объяснение этого должно искать в какой-нибудь общедействующей причине». По его мнению, размывание правого берега Волги объясняется суточным вращением земного шара вокруг своей оси, в силу чего вода реки отбрасывается в правую сторону и напирает на берег, постоянно подмывая его. Это явление теперь называют «законом Бэра».

 

СПРАВОЧНОЕ БЮРО

Бэр (Карл Максимович, Карл Эрнест) (1792-1876) – один из самых многосторонних и выдающихся естествоиспытателей нового времени, основатель эмбриологии, один из учредителей русского географического общества, родился в Эстляндской губернии. В 1810 поступил на медицинский факультет Дерптского университета, по окончании которого защитил докторскую диссертацию «Об эндемических болезнях в Эстляндии». В 1829 был приглашен академиком в петербургскую Академию наук, но уже в 1830 по семейным обстоятельствам сложил с себя звание академика и возвратился в Кенигсберг. Приглашенный снова в Академию, он через несколько лет опять переехал в Петербург и с тех пор оставался и был здесь одним из самых деятельных членов Академии наук, – участвовал в экспедиции на Новую землю на Каспийское море и Поволжье. Написал труд «Материал к познанию Российской империи и сопредельных стран Азии, 1839 г.».

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: