Три вопроса

1. Приходилось ли Вам лично сталкиваться с деятельностью судебных приставов? Насколько эффективна работа руководства Управления Федеральной службы судебных приставов на территории нашей области?

2. Одобряете ли Вы введение налога на дорогие автомобили? Как должна определяться «роскошность» автомобиля: исходя из цены на момент покупки или текущей рыночной стоимости с учетом амортизации и года выпуска?

3. Депутат Государственной Думы Екатерина Лахова предложила создать министерство по делам семьи. Поможет ли улучшить демографическую ситуацию создание такого министерства?

 

Ольга КОРГУНОВА, председатель правления Саратовского регионального детского благотворительного фонда «Савва»:

1. Сама я никогда с приставами не сталкивалась, но люди о них отзываются плохо. Не столько даже боятся, сколько считают, что на мелкие какие-то дела вроде выплаты алиментов их никак не раскачаешь. Зато когда речь идет о больших деньгах, они сразу приходят с дубиной. В общем, недовольство присутствует.

2. Сама идея довольно злободневная. Пожалуй, время пришло. Такая тема есть в Европе, есть в Америке. И у нас она тоже должна звучать. А что касается определения роскоши, конечно, нужно исходить из текущей рыночной стоимости. В нашей стране большой парк старых машин, которые перегнали из Европы. Так что вполне возможна ситуация, когда номинально машина роскошная, а по факту – просто дорогой дуршлаг.

3. Идея не нова: ее много раз озвучивали общественные деятели, в том числе и я. Но тут есть такой момент: те полномочия, которыми могло бы обладать данное министерство, сейчас уже распределены по социальным службам и органам опеки. Поэтому если это реорганизация ради реорганизации, то я против, если желание сделать что-то полезное для страны – то за. Взвешенно необходимо подходить к этому вопросу, чтобы финансисты посчитали стоимость и эффект от создания такого министерства, а эксперты дали свою оценку. Меня беспокоит сложившаяся ситуация: некоторые законы отменяются буквально через несколько месяцев после того, как они были приняты. Например, эта история с «нулевым промилле». В Правительстве должны быть хорошие головы, которые будут просчитывать последствия.

 

Евгений ЛУЗАНОВСКИЙ, член Общественной палаты, председатель регионального Совета молодых юристов:

1. Практика работы с ФССП у меня имеется и, увы, не положительная. Так, энгельсское отделение службы уже год не может взыскать с ответчика долг в 15 тысяч рублей в пользу нашей семьи. В первые два месяца приставы изображали хоть какую-то активность, потом перестали реагировать на обращения. Также сталкивался с УФССП по Ленинскому району города Саратова. На то, чтобы просто дозвониться до них, у меня ушло две недели. И когда я все же этого добился, никакой информации о том, как связаться с конкретным приставом или записаться на прием, мне не предоставили. На мой взгляд, ведомство работает безобразно и требует глубокого изменения отношения как в сфере работы с обращениями граждан, так и в целом по своей деятельности.

2. Система налогообложения автотранспорта в России спорная. Лично мне не понятно, почему взимается плата за мощность двигателя, ведь последняя не влияет на выбросы и на состояние дорожного полотна. Гораздо логичней брать плату за возраст машины и ее экологичность. Тем самым мы избавимся от старых автомобилей. Если говорить о налоге на авторос­кошь, я не поддерживаю эту инициативу. Авто­владелец и так платит каждый год транспортный налог. При этом все «роскошные» автомобили обладают мощными двигателями, что увеличивает стоимость выплат.

3. Мы, конечно, можем создать десятки разных ведомств, но эффективность их работы – большой вопрос. Пример – Министерство по развитию Дальнего Востока, в адрес которого постоянно звучит критика. Честно говоря, не представляю, как министерство по делам семьи может улучшить демографическую ситуацию. Стоять со свечкой и давать советы?

 

Сергей ВИЛКОВ, корреспондент журнала «Общественное мнение»:

1. С деятельностью судебных приставов мне не приходилось сталкиваться, хотя за последние шесть-семь лет против меня раз десять возбуждались исполнительные производства по взысканию штрафов. Речь, как правило, шла о санкциях за те или иные митинги и пикеты. Всякий раз штрафы сгорали за истечением срока давности. Последние два штрафа за митинг 10 декабря 2011 года и пикет 15 августа 2012-го я заплатил. Однако в электронной базе исполнительных производств УФССП до сих пор, спустя два года после погашения мой долг числится как неоплаченный. Приставов можно понять – власти весьма рьяно пользуются возможностью накладывать санкции за мелкие правонарушения. Других способов дисциплинировать граждан чиновники не мыслят. Если же пристав будет взыскивать мелкие суммы, его работа обойдется налогоплательщику значительно дороже, чем полученный сбор. Советую всем этим обстоятельством пользоваться. Если говорить о руководстве областного управления, то в своеобразной эффективности им не откажешь: они прекрасно знают, что долги политической элиты до поры до времени лучше не трогать. В то же время, когда дело касается исполнения судебных решений, например, в пользу администрации Саратова – взять тот же снос кафе «Русь» – приставы оказываются тут как тут.

2. С инициативой налога на дорогие авто мне мало что понятно. Глава Минфина, кстати, не исключил, что ставка налога может быть привязана к конкретной марке. Из чего можно предположить, что изначальный мотив нововведения – протекционизм в отношении кого-то из производителей автомобилей, например, тех, кто размещает производство в РФ. Известно, что со вступлением в ВТО возможности государства в этой сфере сильно ограничены. Возможно, эксперты ВТО и не дали Минфину развивать концепцию закона в этом направлении. Поскольку сам проект обещал хорошие очки популистам, различные фракции в Госдуме, та же «Справедливая Россия», принялись нагружать его своими поправками. В результате получился уже несколько другой закон. В целом можно было бы порадоваться пополнению бюджета за счет привилегированных слоев, если бы бюджет не служил для них же неконтролируемой кормушкой. Что касается деталей, то полезнее было бы, на мой взгляд, индексировать сбор в соответствии с рыночной ценой – рост доходов тех, кто пользуется дорогими машинами, в огромном большинстве случаев значительно опережает инфляцию, так что потерпят.

3. Сама по себе идея создания министерства говорит только об озабоченности верхов демографической ситуацией как динамикой воспроизводства рабочей силы. Такое ведомство в принципе нужно. Но, думаю, что в нашем случае министерство семьи (страшновато звучит, не правда ли – почти «министерство любви»), станет конвейером, выпускающим невменяемые инициативы по укреплению вечных ценностей. Будут нам и акцизы на презервативы, и какой-нибудь штраф на разводы – словом, все то, что на практике разрушит институт официального брака и пополнит контингент детдомовцев или беспризорников. Единственное реальное решение демографической проблемы в России – восстановление и расширение сферы бесплатного общественного воспитания детей, начиная с яслей, чтобы потенциальные родители не воспринимали ребенка как ярмо.

 

 

1. Следите ли Вы лично за избирательной кампанией, которая должна завершиться в единый день голосования 8 сентября? Выборы в каких округах и районах Вам представляются наиболее интересными?

2. Как Вы относитесь к идее приблизить способ формирования Общественной палаты Саратовской области к принятому на федеральном уровне. А именно: предусмотреть в ней обязательные места для представителей муниципальных районов, а также проводить выборы части членов Палаты по итогам голосования в Интернете?

3. В СМИ недавно появилась информация о якобы прозвучавшем предложении сделать должность членов федеральной Общественной палаты оплачиваемой. По Вашему мнению, направлены ли такие заявления на дискредитацию Общественной палаты? Как Вы думаете: кому выгодна подобная попытка дискредитации ОП РФ и не связано ли это с предстоящими выборами ее нового состава?

Александр ЛАНДО, председатель Общественной палаты Саратовской области:

1. Относительно. Прежде всего, интересными должны стать выборы в Областную и Городскую Думу. Задача Общественной палаты – осуществлять контроль, чтобы выборы состоялись в соответствии с действующим законодательством. Мы организуем подписание документа за честные выборы и сохраняем за собой контрольные функции в единый день голосования.

2. В настоящее время уже готовится законопроект, согласно которому в Общественной палате Саратовской области будут предусмотрены обязательные места для представителей муниципальных районов. Уже осенью документ будет рассмотрен в региональном парламенте с целью его дальнейшего принятия.

3. Такое предложение явно не на пользу самому общественному институту, коим является Палата. Подобная идея высказывается в адрес тех, кто не имеет постоянного места работы. Но мы пресекаем на корню эти инициативы, и неважно, кому они выгодны.

 

Дмитрий ЧЕРНЫШЕВСКИЙ, член Общественной палаты Саратовской области, политолог:

1. Не слежу, так как выборов различного уровня будет довольно много. Однако наиболее интерес­ными и показательными могут стать результаты голосования в таких городах, как Балаково, Балашов и Петровск. Также 8 сентября станет понятно, повлияют ли недавние события в Пугачеве на ход и итоги выборов.

2. Если это технически выполнимо, то идея замечательная. Никто не против, чтобы представители из муниципальных районов вошли в состав ОП. Но наибольшей проблемой представляются расстояния, а не юридические проволочки. Люди должны иметь возможность приезжать в областной центр, принимать участие в деятельности Палаты, присутствовать на комиссиях и заседаниях, полноценно уча­ствовать в работе. Что до проведения голосования в Интернете, каждый человек здесь может выступать анонимно или зарегистрироваться сотню раз. Пока люди не смогут отвечать за свои слова в сети, всерьез такую инициативу воспринимать не стоит.

3. Довольно-таки странная и противоречивая идея – ведь работа на общественных началах никогда не оплачивалась. В противном случае теряется весь ее смысл. Здесь стоит выбрать либо одно, либо другое. Нельзя пустить коня и трепетную лань в одной упряжке. Думаю, что такими высказываниями дискредитировать ОП никому не нужно. Подобная инициатива напоминает простое недоразумение.

 

Валентина БОБРОВА, председатель саратовского регионального отделения общественной организации «Союз женщин России»:

1. За выборами, конечно, слежу, а их итоги будут зависеть от того, насколько активно станут вести себя кандидаты – как по партийным спискам, так и по одномандатным округам. Например, выборы будут проходить в поселке Солнечный г. Саратова. По сравнению с прошлогодней избирательной кампанией работа с населением ведется не столь активно. Проводятся встречи с жителями, но не часто. Официальная пресса практически не освещает подготовку. Многим кандидатам придется очень серьезно постараться, чтобы завоевать симпатию населения, при этом не рассчитывать на партию, от которой они выдвигаются. Активность граждан может упасть в тех округах, где кандидаты в прошлом году были очень сильны. Например, в Заводском районе Саратова, где рейтинг Алексея Прокопенко очень высок. Непростая ситуация складывается в Балашове, а недавние события в Пугачеве могут наложить отпечаток на ход избирательной кампании.

2. Общественная палата Саратовской области не зря носит статус региональной. Во многих районах области уже сформированы общественные советы, их работа постепенно налаживается, хотя они не имеют достаточного веса. В областной Палате должны присутствовать представители муниципальных районов, в противном случае она потеряет свой статус. Общественная палата Российской Федерации уже пришла к такому выводу, региональным палатам надо последовать за ее инициативой. Интернетом пользуется лишь часть населения, и проголосовать смогут не все. Возможно, голосование за некоторых кандидатов в Общественную палату могло бы стать показательным процессом, но только для определенной категории людей.

3. Не знаю, кто это придумал, но работа общественников не должна оплачиваться. Иначе она теряет всякий смысл. В противном случае Общественная палата станет другой структурой, работающей только за бюджет.

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: