«Глас Народа»

  • Глас Народа в Facebook
  • Глас Народа в ВКонтакте
  • Глас Народа в Google Plus
18+

Неполитический протест в регионах: структура, динамика и возможности политизации

Са­ла­ва­то­ва Ана­ста­сия

Ана­ли­тик АПЭК

Будучи преимущественно не политической, а социальной по своему характеру, протестная активность в российских регионах более предметна, обращена на конкретные системные проблемы и, наконец, по территориальному охвату – более масштабна. При этом по интенсивности медийного резонанса региональные протесты уступают крупным столичным политическим акциям, что вполне естественно. До старта пенсионной реформы АПЭК выявляло следующие черты регионального протеста: ситуативность (реакция на конкретную проблему и спад протеста по факту ее решения — или даже в силу отсутствия какого-либо решения), территориальная локализованность (несмотря на масштаб […]

 

Бу­дучи пре­иму­ще­ствен­но не по­ли­ти­че­ской, а со­ци­аль­ной по сво­е­му ха­рак­те­ру, про­тест­ная ак­тив­ность в рос­сий­ских ре­ги­о­нах бо­лее пред­мет­на, об­ра­ще­на на кон­крет­ные си­стем­ные про­бле­мы и, на­ко­нец, по тер­ри­то­ри­аль­но­му охва­ту – бо­лее мас­штаб­на. При этом по ин­тен­сив­но­сти ме­дий­но­го ре­зо­нан­са ре­ги­о­наль­ные про­те­сты усту­па­ют круп­ным сто­лич­ным по­ли­ти­че­ским ак­ци­ям, что вполне есте­ствен­но.

До стар­та пен­си­он­ной ре­фор­мы АПЭК вы­яв­ля­ло сле­ду­ю­щие чер­ты ре­ги­о­наль­но­го про­те­ста:

си­ту­а­тив­ность (ре­ак­ция на кон­крет­ную про­бле­му и спад про­те­ста по фак­ту ее ре­ше­ния — или даже в силу от­сут­ствия ка­ко­го-либо ре­ше­ния),

тер­ри­то­ри­аль­ная ло­ка­ли­зо­ван­ность (несмот­ря на мас­штаб ак­ций в рам­ках од­но­го ре­ги­о­на, за ними не сле­ду­ет рост по­доб­ной ак­тив­но­сти в дру­гих ча­стях стра­ны, даже в слу­чае на­ли­чия услов­но об­щей про­бле­ма­ти­ки),

за­прос на пря­мую ком­му­ни­ка­цию с вла­стью вме­сто тра­ди­ци­он­ных форм ор­га­ни­за­ции (ре­ак­ция на неэф­фек­тив­ность бо­лее мяг­ких спо­со­бов ор­га­ни­за­ции – пе­ти­ции, об­ра­ще­ния и пр. — при пси­хо­ло­ги­че­ской него­тов­но­сти к ре­аль­ной по­ли­ти­за­ции недо­воль­ства). При этом про­те­сты 2018 года (пре­жде все­го – про­тив стро­и­тель­ства му­сор­ных по­ли­го­нов в Мос­ков­ской об­ла­сти) по­ка­за­ли вы­со­кую сте­пень са­мо­ор­га­ни­за­ции, хотя и оча­го­вую. Спу­стя пол­то­ра года ре­ги­о­наль­ный про­тест транс­фор­ми­ро­вал­ся; нема­ло­важ­ную, но не един­ствен­ную роль в этом сыг­ра­ла пен­си­он­ная ре­фор­ма, объ­яв­лен­ная сра­зу по­сле пре­зи­дент­ских вы­бо­ров.

С на­ча­ла 2019 года Центр со­ци­аль­но-тру­до­вых прав (ЦСТП) на­чал ве­сти ре­гу­ляр­ный мо­ни­то­ринг про­тестной ак­тив­но­сти рос­си­ян. Хотя в мо­ни­то­рин­ге де­ла­ет­ся ак­цент на со­ци­аль­ном и тру­до­вом про­те­сте, в нем та­к­же учи­ты­ва­ют­ся и по­ли­ти­че­ские ак­ции. Со­глас­но опуб­ли­ко­ван­ным до­кла­дам, в пер­вом и вто­ром квар­та­лах 2019 года за­фик­си­ро­ва­но 429[1] и 434[2] про­тестные ак­ции со­от­вет­ствен­но. В по­след­ние пол­то­ра года ин­тен­сив­ность про­те­стов со­хра­ня­лась при­мер­но на од­ном уровне, за ис­клю­че­ни­ем подъ­ема во вре­мя ак­тив­ной фазы кам­па­нии про­тив пен­си­он­ной ре­фор­мы ле­том-осе­нью 2018 года и от­дель­ных ра­зо­вых про­тестных кам­па­ний по­ли­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра. В по­след­нем до­кла­де за вто­рой квар­тал 2019 года от­ме­ча­ет­ся вы­со­кий уро­вень со­ци­аль­ной на­пря­жен­но­сти и устой­чи­вость про­те­ста.

Оче­вид­ны сле­ду­ю­щие важ­ные осо­бен­но­сти про­те­ста: сла­бая кор­ре­ля­ция про­тестной ак­тив­но­сти с со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской по­вест­кой (за ис­клю­че­ни­ем ре­ак­ции на пен­си­он­ную ре­фор­му) и умень­ше­ние ко­ли­че­ства по­ли­ти­че­ских ак­ций при па­рал­лель­ном ро­сте со­ци­аль­но­го про­те­ста. Гром­кие по­ли­ти­че­ские ак­ции по­след­не­го вре­ме­ни были до­воль­но мас­со­вы­ми и ре­зо­нанс­ны­ми, но, как вид­но, в ко­ли­че­ствен­ном от­но­ше­нии в мас­шта­бах стра­ны подъ­ем фик­си­ру­ет­ся имен­но в де­по­ли­ти­зи­ро­ван­ном сег­мен­те. На пер­вый взгляд, та­кой про­тест пред­став­ля­ет­ся до­ста­точ­но лег­ко ку­пи­ру­е­мым, пока не на­хо­дит дол­го­сроч­ные фор­мы ор­га­ни­за­ции. Но при этом тренд на бо­лее ши­ро­кую мо­би­ли­за­цию в про­тест­ную по­вест­ку лю­дей, да­ле­ких от по­ли­ти­ки, но­сит необ­ра­ти­мый ха­рак­тер. Мож­но ска­зать, что про­ис­хо­дит апро­ба­ция мо­де­лей ор­га­ни­за­ции, не вполне пока удач­ная для про­те­сту­ю­щих, но в стра­те­ги­че­ском смыс­ле оправ­дан­ная.

В дан­ном слу­чае под со­ци­аль­ным про­те­стом мы по­ни­ма­ем всю непо­ли­ти­че­скую ак­тив­ность, ко­то­рая не мо­жет быть вы­де­ле­на в ка­те­го­рии тру­до­во­го и эко­ло­ги­че­ско­го про­те­стов, хотя по мере рас­ши­ре­ния по­вест­ки клас­си­фи­ка­ция за­труд­ня­ет­ся и охва­ты­ва­ет сра­зу несколь­ко про­блем.

Со­ци­аль­ный про­тест

Со­ци­аль­ный про­тест пред­став­ля­ет со­бой про­яв­ле­ние об­ще­го недо­воль­ства со­ци­аль­ной по­ли­ти­кой вла­сти – на­при­мер, за­кры­ти­ем учре­жде­ний со­ци­аль­ной сфе­ры или со­кра­ще­ни­ем льгот. К со­ци­аль­но­му про­те­сту для упро­ще­ния клас­си­фи­ка­ции мы от­но­сим про­те­сты об­ма­ну­тых доль­щи­ков, ак­ти­ви­стов за со­хра­не­ние куль­тур­но-ис­то­ри­че­ско­го на­сле­дия, а та­к­же все про­бле­мы в жи­лищ­но-ком­му­наль­ной сфе­ре.  Слож­ность за­клю­ча­ет­ся в том, что, на­при­мер, «му­сор­ная ре­фор­ма» яв­ля­ет­ся ком­плекс­ной про­бле­мой, ко­то­рая в от­но­ше­нии ро­ста та­ри­фов за­тра­ги­ва­ет со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы граж­дан, в во­про­се стро­и­тель­ства но­вых по­ли­го­нов – эко­ло­ги­че­скую про­бле­ма­ти­ку. В сфе­ре за­кры­тия учре­жде­ний со­ци­аль­ной ин­фра­струк­ту­ры и со­кра­ще­ний ра­бот­ни­ков со­ци­аль­ный про­тест пе­ре­кли­ка­ет­ся с тру­до­вым.

Цен­траль­ным эле­мен­том со­ци­аль­но­го про­те­ста по­след­них лет ста­ла пен­си­он­ная ре­фор­ма, всту­пив­шая в силу с 1 ян­ва­ря 2019 года и под­ра­зу­ме­ва­ю­щая по­этап­ное по­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та для муж­чин до 65 лет и для жен­щин – до 63; по­сле по­пра­вок, ини­ци­и­ро­ван­ных пре­зи­ден­том, до 63 и 60 лет со­от­вет­ствен­но. Ос­нов­ные ак­ции про­те­ста про­тив по­вы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та при­шлись на лето-осень 2018 года и фак­ти­че­ски со­шли на нет по­сле окон­ча­тель­но­го утвер­жде­ния ре­фор­мы, так что глав­ной осо­бен­но­стью этой кам­па­нии ста­ло то, что ее мас­штаб и ин­тен­сив­ность ока­за­лись сла­бее ожи­да­е­мых, по край­ней мере для вла­сти. По­ми­мо тре­бо­ва­ний от­ме­ны ре­фор­мы, зву­ча­ли пред­ло­же­ния о про­ве­де­нии все­на­род­но­го ре­фе­рен­ду­ма (с ини­ци­а­ти­вой его про­ве­де­ния вы­сту­пи­ла КПРФ, но пар­тии было от­ка­за­но в свя­зи с про­це­дур­ны­ми на­ру­ше­ни­я­ми), со­зда­ния осо­бых усло­вий вы­хо­да на пен­сию жи­те­лей Край­не­го Се­ве­ра и дру­гие. Непо­сред­ствен­ной ре­ак­ци­ей на ре­фор­му ста­ла вол­на ак­ций про­те­ста по всей стране, кос­вен­ной – про­тестное го­ло­со­ва­ние на гу­бер­на­тор­ских вы­бо­рах в ряде ре­ги­о­нов. Тем не ме­нее мас­штаб ак­ций про­те­ста, ко­ли­че­ство участ­ни­ков, об­щая то­наль­ность, а та­к­же быст­рый спад поз­во­ля­ют го­во­рить об от­но­си­тель­но спо­кой­ном про­хож­де­нии пен­си­он­ной ре­фор­мы. Од­на­ко по­след­ствия бу­дут иметь на­ко­пи­тель­ный эф­фект. Его про­яв­ле­ние, в част­но­сти, мож­но от­сле­дить по тому, что на про­тестных ак­ци­ях дру­гой те­ма­ти­ки со­хра­ня­ют­ся ло­зун­ги про­тив пен­си­он­ной ре­фор­мы, а та­к­же по свое­об­раз­ной ло­ги­ке мо­би­ли­за­ции, ко­то­рая не за­ви­сит от мас­шта­ба по­вест­ки, как это бу­дет по­ка­за­но да­лее.

Од­ной из при­чин сла­бой ин­тен­сив­но­сти кам­па­нии про­тив пен­си­он­ной ре­фор­мы ста­ла необ­хо­ди­мость мгно­вен­ной по­ли­ти­за­ции в на­чаль­ной фазе про­те­ста, к чему у оп­по­зи­ции не было го­тов­но­сти (не счи­тая из­на­чаль­но­го по­ли­ти­че­ско­го ли­бе­раль­но­го про­те­ста), то­гда как дви­же­ние про­тив мо­не­ти­за­ции льгот 2005 года раз­во­ра­чи­ва­лось до­воль­но дав­но и в дру­гих усло­ви­ях. Про­бле­мы ли­дер­ства (КПРФ фор­маль­но под­дер­жа­ла про­тест, но вме­сте с тем пред­при­ня­ла уси­лия по его на­прав­ле­нию по уме­рен­но­му сце­на­рию; уча­стие дру­гих ак­то­ров ме­нее за­мет­но) и до­сту­па к ме­диа-ре­сур­сам та­к­же сыг­ра­ли свою роль. Так или ина­че, оста­точ­ное недо­воль­ство пен­си­он­ной ре­фор­мой ста­нет до­пол­ни­тель­ным фак­то­ром мо­би­ли­за­ции в рам­ках дру­гих про­тестных кам­па­ний. Фо­но­вое недо­воль­ство пен­си­он­ной ре­фор­мой как наи­бо­лее ре­зо­нанс­ным со­ци­аль­ным ре­ше­ни­ем по­след­них лет со­хра­ня­ет­ся. При этом пока нель­зя ска­зать, что про­тест пред­пен­си­о­не­ров – тех, кого пен­си­он­ная ре­фор­ма кос­ну­лась в первую оче­редь, — стал ре­гу­ляр­ным и мас­со­вым. Это свя­за­но с тем, что про­тест про­тив пен­си­он­ной ре­фор­мы как та­ко­вой по­шел на спад и те­перь в ос­нов­ном ин­те­гри­ро­ван в по­вест­ку дру­гих ак­ций, в ко­то­рых, в свою оче­редь, от­сле­дить ди­на­ми­ку уча­стия пред­пен­си­о­не­ров и дру­гих со­ци­аль­ных групп за­труд­ни­тель­но.

Со­по­ста­ви­мой по ре­зо­нан­су с пен­си­он­ной ста­ла «му­сор­ная» ре­фор­ма, ини­ци­и­ро­ван­ная в на­ча­ле 2019 года. В ре­ги­о­нах со­зда­ют­ся еди­ные опе­ра­то­ры по об­ра­ще­нию с тя­же­лы­ми бы­то­вы­ми от­хо­да­ми (ТБО), а рас­хо­ды по опла­те их услуг пе­ре­кла­ды­ва­ют­ся на жи­те­лей. Ре­ги­о­ны име­ют пра­во вы­брать спо­соб об­ра­зо­ва­ния та­ри­фа: по жи­лой пло­ща­ди или по ко­ли­че­ству за­ре­ги­стри­ро­ван­ных, при этом в каж­дом ре­ги­оне уста­нов­ле­ны соб­ствен­ные фор­му­лы рас­че­та.  Необ­хо­ди­мость ре­фор­мы свя­за­на с тем, что боль­шин­ство су­ще­ству­ю­щих му­сор­ных по­ли­го­нов ис­поль­зу­ют­ся на пре­де­ле сво­их воз­мож­но­стей и тре­бу­ют ре­куль­ти­ва­ции. В рам­ках ре­фор­мы под­ра­зу­ме­ва­ют­ся от­кры­тие но­вых по­ли­го­нов и внед­ре­ние схем сор­ти­ров­ки и пе­ре­ра­бот­ки му­со­ра, в том чис­ле стро­и­тель­ство му­со­ро­сжи­га­тель­ных за­во­дов. На­ча­ло раз­ме­ще­ния по­ли­го­нов и стро­и­тель­ства спе­ци­аль­ных за­во­дов по пе­ре­ра­бот­ке му­со­ра вы­зва­ло опа­се­ния за эко­ло­ги­че­скую си­ту­а­цию, са­мым яр­ким стал про­тест в Ар­хан­гель­ской об­ла­сти (см. раз­дел об эко­ло­гии).

В со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ском смыс­ле при­чи­ной недо­воль­ства стал зна­чи­тель­ный рост та­ри­фов на вы­воз му­со­ра. Бо­лее того, старт ре­фор­мы в боль­шин­стве ре­ги­о­нов был свя­зан с на­ру­ше­ни­я­ми при взи­ма­нии та­ри­фов, му­сор­ны­ми кол­лап­са­ми и дру­ги­ми си­ту­а­тив­ны­ми про­бле­ма­ми. В ре­зуль­та­те в фев­ра­ле на­ча­лись про­те­сты по всей стране под ло­зун­гом «Рос­сия не по­мой­ка». Уже то­гда са­мые мас­со­вые про­те­сты за­фик­си­ро­ва­ны в Ар­хан­гель­ской об­ла­сти (Ар­хан­гельск, Кот­лас, Се­ве­ро­двинск), но ак­ции про­шли во мно­гих ре­ги­о­нах и со­бра­ли ты­ся­чи участ­ни­ков (Ка­зань, Са­ра­тов, Крас­но­ярск, Ка­ли­нин­град). Слож­но ска­зать, что яв­ля­ет­ся бо­лее зна­чи­мым фак­то­ром: эко­ло­ги­че­ские рис­ки или та­риф­ная на­груз­ка, — но кон­фликт­ная си­ту­а­ция во­круг «му­сор­ной» ре­фор­мы по-преж­не­му не ис­чер­па­на. Про­ти­во­ре­чия во­круг та­риф­ной сет­ки бу­дут уре­гу­ли­ро­ва­ны с боль­шей до­лей ве­ро­ят­но­сти (либо за счет ми­ни­маль­ных ком­про­мис­сов, либо по мере есте­ствен­ной уста­ло­сти лю­дей от про­те­стов), чем недо­воль­ство стро­и­тель­ством му­со­ро­сжи­га­тель­ных за­во­дов и но­вых по­ли­го­нов. Пред­ска­зу­е­мы­ми точ­ка­ми эс­ка­ла­ции ста­нут ре­ги­о­ны, в ко­то­рых ре­фор­ма была от­ло­же­на.

В слу­чае «му­сор­ной» ре­фор­мы оче­вид­но про­ти­во­ре­чие меж­ду де­кла­ри­ру­е­мы­ми по­зи­тив­ны­ми це­ля­ми и прак­ти­кой ре­а­ли­за­ции ре­фор­мы, по­стро­ен­ной по прин­ци­пу мо­но­по­ли­за­ции сфе­ры об­ра­ще­ния с му­со­ром (вы­бор ре­ги­о­наль­но­го опе­ра­то­ра) и уве­ли­че­ния та­риф­ной и эко­ло­ги­че­ской на­груз­ки.  За­ча­стую речь идет о по­яв­ле­нии в ком­му­наль­ных кви­тан­ци­ях но­вой стро­ки при от­сут­ствии ви­ди­мых ре­зуль­та­тов ре­фор­мы. Та­риф уста­нав­ли­ва­ет­ся в за­ви­си­мо­сти от транс­порт­но-ло­ги­сти­че­ской схе­мы вы­во­за ТБО, уста­нов­лен­ной в ре­ги­оне – в сред­нем от 60 до 150 руб­лей в ме­сяц на че­ло­ве­ка. Са­мые вы­со­кие та­ри­фы уста­нов­ле­ны, на­при­мер, в ЯНАО, ХМАО, Мур­ман­ской об­ла­сти, Рес­пуб­ли­ке Коми, то есть в от­да­лен­ных ре­ги­о­нах со слож­ной ло­ги­сти­кой. Ве­ро­ят­но, те­ку­щие та­ри­фы не яв­ля­ют­ся окон­ча­тель­ны­ми: где-то под дав­ле­ни­ем жи­те­лей та­риф­ную сет­ку при­хо­дит­ся из­ме­нять (на­при­мер, в ок­тяб­ре в Са­ма­ре суд при­знал за­вы­шен­ны­ми и  от­ме­нил та­ри­фы, уста­нов­лен­ные ре­ги­о­наль­ным опе­ра­то­ром), но при этом нель­зя ис­клю­чать, что по со вре­ме­нем еди­ные ре­ги­о­наль­ные опе­ра­то­ры бу­дут уве­ли­чи­вать та­ри­фы, апел­ли­руя к ло­ги­сти­че­ским слож­но­стям и дру­гим рас­хо­дам. На­ко­нец, по­яв­ле­ние но­вой рас­ход­ной ста­тьи встре­ча­ет фак­ти­че­ский от­каз жи­те­лей ее опла­чи­вать – со­би­ра­е­мость пла­те­жей по это­му па­ра­мет­ру очень низ­кая, что та­к­же мож­но счи­тать фор­мой мол­ча­ли­во­го про­те­ста.

К дру­гим при­ме­рам со­ци­аль­но­го про­те­ста мож­но от­не­сти про­те­сты об­ма­ну­тых доль­щи­ков (Мос­ков­ская об­ласть, Че­ля­бинск, Крас­но­ярск, Пен­за, Но­во­си­бирск и др.), ре­ак­ци­ей на ко­то­рые ста­ло при­ня­тие по­пра­вок в за­кон о до­ле­вом стро­и­тель­стве, уже­сто­ча­ю­щих тре­бо­ва­ния к за­строй­щи­кам. Од­на­ко во­прос за­вер­ше­ния стро­и­тель­ства про­блем­ных объ­ек­тов оста­ет­ся от­кры­тым. Оче­вид­но, что об­ма­ну­тые доль­щи­ки ожи­да­ют непо­сред­ствен­но­го уча­стия вла­стей в за­вер­ше­нии стро­и­тель­ства объ­ек­тов, ко­то­рых по всей стране на­счи­ты­ва­ет­ся несколь­ко ты­сяч. По дан­ным пор­та­ла Дом.рф, в Еди­ном ре­ест­ре про­блем­ных объ­ек­тов зна­чит­ся бо­лее 3000 до­мов по 75 ре­ги­о­нам, то есть со­ци­аль­ной груп­пы «об­ма­ну­тые доль­щи­ки» нет толь­ко в де­ся­ти ре­ги­о­нах (см. таб­ли­цу). Ис­точ­ник: https://​наш.дом.рф/​сер­ви­сы/​ка­та­лог-но­востро­ек/​спи­сок-про­блем­ных-объ­ек­тов

Хотя про­бле­ма ак­тив­но об­суж­да­ет­ся на уровне Гос­ду­мы (и уже при­нят ряд за­ко­нов, на­прав­лен­ных на за­щи­ту прав участ­ни­ков до­ле­во­го стро­и­тель­ства и воз­мож­ное за­вер­ше­ние стро­и­тель­ства объ­ек­тов), недо­воль­ство со­хра­ня­ет­ся. На­при­мер, пол­но­моч­ный пред­ста­ви­тель пре­зи­ден­та в СФО С.Ме­няй­ло за­явил, что в 2019 году были ре­ше­ны про­бле­мы 700 об­ма­ну­тых доль­щи­ков Си­би­ри, из чис­ла про­блем­ных ис­клю­че­ны 7 до­мов. Оче­вид­но, что тем­пы ре­ше­ния про­бле­мы не со­от­вет­ству­ют объ­ек­тив­но­му за­про­су.  По­ли­ти­за­ция про­бле­мы об­ма­ну­тых доль­щи­ков воз­мож­на на ре­ги­о­наль­ном уровне, но ку­пи­ру­ет­ся во­вле­че­ни­ем ре­ги­о­наль­но­го ру­ко­вод­ства в про­бле­му.

Жи­те­ли раз­ных го­ро­дов недо­воль­ны уплот­ни­тель­ной за­строй­кой. При этом про­тест про­тив уплот­ни­тель­ной за­строй­ки не яв­ля­ет­ся но­вым: он воз­ни­ка­ет пе­ри­о­ди­че­ски в тех ме­стах, где непо­сред­ствен­но при­ни­ма­ет­ся со­от­вет­ству­ю­щие ре­ше­ние. В по­след­ние годы ак­ции про­те­ста про­хо­ди­ли в Москве, Ниж­нем Нов­го­ро­де, Се­ва­сто­по­ле, Кас­пий­ске (Да­ге­стан). При этом в сто­ли­це про­бле­ма уплот­ни­тель­ной за­строй­ки впи­сы­ва­ет­ся в об­щий кон­текст по­ли­ти­за­ции ре­но­ва­ции. Мож­но ска­зать, что ана­ло­гич­но раз­ви­ва­ют­ся про­те­сты в за­щи­ту куль­тур­но­го на­сле­дия. Как пра­ви­ло, они име­ют ха­рак­тер ло­каль­ных кам­па­ний с весь­ма огра­ни­чен­ным по­тен­ци­а­лом бо­лее ши­ро­кой кон­со­ли­да­ции. Воз­мож­но, необ­хо­ди­мость на­ла­жи­ва­ния го­ри­зон­таль­ных свя­зей по кон­крет­ным про­бле­мам го­род­ской сре­ды не ка­жет­ся ак­ти­ви­стам це­ле­со­об­раз­ной. В пер­вой по­ло­вине 2019 года было за­фик­си­ро­ва­но око­ло 80 та­ких ак­ций, из них на про­тест про­тив уплот­ни­тель­ный за­строй­ки при­хо­дит­ся око­ло 60%. Про­тест про­тив уплот­ни­тель­ной за­строй­ки мож­но от­не­сти к мно­го­лет­ним ло­каль­ным про­те­стам со сла­бой ди­на­ми­кой, ка­ких-либо пред­по­сы­лок для его ка­че­ствен­но­го из­ме­не­ния и рез­кой по­ли­ти­за­ции сей­час нет. Кон­со­ли­да­ция в дан­ном слу­чае про­ис­хо­дит, как пра­ви­ло, в рам­ках го­ро­да и слу­жит це­лям упро­ще­ния ком­му­ни­ка­ции с го­род­ски­ми вла­стя­ми.

Яр­ким при­ме­ром го­род­ско­го про­те­ста ста­ла кам­па­ния про­тив стро­и­тель­ства хра­ма в скве­ре воз­ле Драм­те­ат­ра в Ека­те­рин­бур­ге, ко­то­рая за­кон­чи­лась фак­ти­че­ской по­бе­дой про­те­сту­ю­щих: по ито­гам ок­тябрь­ско­го опро­са пло­щад­кой для стро­и­тель­ства хра­ма вы­бра­на тер­ри­то­рия При­бо­ро­стро­и­тель­но­го за­во­да.

Силь­ное недо­воль­ство, хотя не все­гда оформ­лен­ное в виде си­сте­ма­ти­че­ских про­тестных ак­ций, вы­зы­ва­ет за­кры­тие учре­жде­ний со­ци­аль­ной ин­фра­струк­ту­ры: боль­ниц, школ, дет­ских са­дов. В боль­шей сте­пе­ни это ка­са­ет­ся так на­зы­ва­е­мой оп­ти­ми­за­ции здра­во­охра­не­ния, со­пря­жен­ной с уволь­не­ни­я­ми вра­чей и с услож­не­ни­ем до­сту­па к ме­ди­цин­ским услу­гам, но некую ин­стру­мен­таль­ную рам­ку эти вы­зо­вы об­ре­та­ют в ос­нов­ном в кон­тек­сте тру­до­во­го про­те­ста. Недо­воль­ство жи­те­лей за­кры­ти­ем кон­крет­ной шко­лы или боль­ни­цы за­ча­стую вы­ра­жа­ет­ся в виде об­ра­ще­ний к фе­де­раль­ным чи­нов­ни­кам или пре­зи­ден­ту, реже – в ло­каль­ных ми­тин­гах. На­при­мер, в на­ча­ле 2019 года жи­те­ли Сос­но­во­бор­ска Крас­но­яр­ско­го края вы­хо­ди­ли на ми­тинг про­тив за­кры­тия един­ствен­ной в го­ро­де боль­ни­цы, но эта тема быст­ро ушла из по­вест­ки дня.

Тру­до­вой про­тест

Тру­до­вой про­тест охва­ты­ва­ет ак­ции непо­ви­но­ве­ния ра­бот­ни­ков на­ем­но­го тру­да в свя­зи с на­ру­ше­ни­ем их тру­до­вых прав. В от­ли­чие от со­ци­аль­но­го про­те­ста в це­лом в слу­чае недо­воль­ства в сфе­ре тру­до­вых от­но­ше­ний речь идет о кон­крет­ной си­ту­а­ции на­ру­ше­ния прав, бо­лее или ме­нее опре­де­лен круг участ­ни­ков пе­ре­го­во­ров и ме­ха­низ­мы дав­ле­ния, бо­лее раз­ви­ты фор­мы ор­га­ни­за­ции ра­бот­ни­ков в борь­бе за свои пра­ва (зна­чи­ма роль проф­со­ю­зов).

Ос­нов­ной фор­мой тру­до­во­го про­те­ста в со­вре­мен­ной Рос­сии яв­ля­ет­ся за­ба­стов­ка в виде при­оста­нов­ки ра­бо­ты, ко­то­рая мо­жет со­про­вож­дать­ся ми­тин­га­ми, го­ло­дов­ка­ми, пи­ке­та­ми. Ино­гда ис­поль­зу­ют­ся доб­ро­воль­ные уволь­не­ния как спо­соб вы­ра­же­ния недо­воль­ства — в ос­нов­ном в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния или ме­ди­ци­ны, но не на про­из­вод­стве. По­во­да­ми к вы­ра­же­нию недо­воль­ства обыч­но вы­сту­па­ют кон­крет­ные си­ту­а­ции на­ру­ше­ния тру­до­вых прав: со­кра­ще­ния и уволь­не­ния, невы­пла­та зар­пла­ты, реже – тре­бо­ва­ния по­вы­ше­ния зар­пла­ты или на­ру­ше­ние усло­вий тру­да. Об­щая по­вест­ка тру­до­во­го про­те­ста по-преж­не­му не сфор­ми­ро­ва­на: по­чти не ста­вит­ся во­прос об улуч­ше­нии те­ку­щей си­ту­а­ции, ско­рее о за­щи­те ста­тус-кво, что, в свою оче­редь, озна­ча­ет: про­тест в сфе­ре тру­до­вых от­но­ше­ний на­хо­дит­ся в на­чаль­ной фазе и да­лее бу­дет рас­ши­рять­ся со­дер­жа­тель­но. По­тен­ци­ал для раз­ви­тия про­те­ста кро­ет­ся в по­ста­нов­ке прин­ци­пи­аль­ных во­про­сов о до­пу­сти­мо­сти сло­жив­ших­ся тру­до­вых от­но­ше­ния, то есть вы­хо­дом за рам­ки си­ту­а­тив­но­го ре­а­ги­ро­ва­ния на от­кро­вен­ные на­ру­ше­ния в виде невы­пла­ты зар­плат. С уче­том по­сте­пен­но­го раз­ви­тия проф­со­юз­но­го дви­же­ния по­ста­нов­ка та­ких во­про­сов не ис­клю­че­на, но непо­сред­ствен­но от­кры­тое вы­ра­же­ние недо­воль­ства сто­ит ожи­дать толь­ко в слу­чае со­кра­ще­ний (за­кры­тия пред­при­я­тий) и невы­пла­ты зар­плат, так как проф­со­ю­зы и дру­гие ор­га­ни­за­ции та­к­же пока сла­бо за­ин­те­ре­со­ва­ны в фор­му­ли­ро­ва­нии пре­тен­зий ино­го ха­рак­те­ра.  В осо­бой зоне рис­ка на­хо­дят­ся мо­но­го­ро­да с кри­зис­ным про­из­вод­ством.

Из зна­чи­мых про­тестных ак­ций по­след­не­го вре­ме­ни мож­но от­ме­тить сле­ду­ю­щие.

Про­те­сты ра­бо­чих за­во­да Ford во Все­волж­с­ке (Ле­нин­град­ская об­ласть) в свя­зи с за­кры­ти­ем пред­при­я­тия. Ра­бо­чие тре­бо­ва­ли ком­пен­са­ций в раз­ме­ре двух го­до­вых окла­дов, как это при­ня­то на ев­ро­пей­ских пред­при­я­ти­ях Ford. За­ба­став­ка по­сте­пен­но пре­кра­ти­лась по мере того, как ее участ­ни­ки со­гла­си­лись с усло­ви­я­ми доб­ро­воль­но­го уволь­не­ния (важ­но, что пред­ста­ви­те­лям ком­па­нии уда­лось до­го­во­рить­ся с проф­со­юз­ны­ми ли­де­ра­ми). Важ­ную ор­га­ни­зу­ю­щую роль в про­те­стах сыг­рал Меж­ре­ги­о­наль­ный проф­со­юз “Ра­бо­чая ас­со­ци­а­ция” (МПРА), объ­яди­ня­ю­щй ра­бот­ни­ков пред­при­я­тий ав­то­мо­биль­ной про­мыш­лен­но­сти. На дан­ный мо­мент Ford ре­а­ли­зу­ет про­грам­ма «аут­плей­смен­та», то есть пред­при­ни­ма­ет уси­лия по по­ис­ку но­вых ра­бо­чих мест для со­кра­щен­ных со­труд­ни­ков.

В этом году со­труд­ни­ки ком­па­нии «Nestle Рос­сия» и ак­ти­ви­сты проф­со­ю­за ра­бот­ни­ков АПК вы­сту­пи­ли про­тив неза­кон­ных со­кра­ще­ний (под со­кра­ще­ния по­па­ли око­ло 300 че­ло­век); ак­ции про­те­ста были под­дер­жа­ны Фе­де­ра­ци­ей неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов Рос­сии (ФНПР). Сей­час в от­но­ше­нии ком­па­нии про­во­дит­ся про­ку­рор­ская про­вер­ка.

На фоне из­би­ра­тель­ной кам­па­нии по вы­бо­рам гу­бер­на­то­ра Санкт-Пе­тер­бур­га про­шли про­те­сты мет­ро­стро­ев­цев в свя­зи с невы­пла­той зар­пла­ты. По­га­ше­ния и за­держ­ки вы­плат про­ис­хо­ди­ли вол­но­об­раз­но, по­это­му про­тест ста­но­вит­ся пер­ма­нент­ным. В сен­тяб­ре гу­бер­на­тор А.Бег­лов при­нял ре­ше­ние о пе­ре­но­се сро­ка от­кры­тия несколь­ких но­вых стан­ций.

Кон­фликт­ные си­ту­а­ции в свя­зи с невы­пла­той зар­пла­ты от­ме­ча­лись при стро­и­тель­стве мо­ста «Друж­ба» в Орле, что та­к­же при­ве­ло с раз­ры­ву кон­трак­та с под­ряд­чи­ком и сме­ще­нию сро­ков сда­чи объ­ек­та.

На за­во­де «Трол­за» в Эн­гель­се Са­ра­тов­ской об­ла­сти (про­из­вод­ство трол­лей­бу­сов и элек­тро­бу­сов) в этом году за­яви­ли о пла­нах со­кра­тить бо­лее по­ло­ви­ны со­труд­ни­ков. Ос­нов­ная вол­на ми­тин­гов про­те­ста про­шла вес­ной; про­те­сту­ю­щих под­дер­жа­ла КПРФ. Сей­час по ини­ци­а­ти­ве де­пу­та­та Гос­ду­мы от Са­ра­тов­ской об­ла­сти Н.Пан­ко­ва со­зда­на ра­бо­чая груп­па по вос­ста­нов­ле­нию ра­бо­ты пред­при­я­тия.

В сен­тяб­ре на­ча­лась за­ба­стов­ка пи­ло­тов и борт­про­вод­ни­ков под на­зва­ни­ем «Боль­нич­ный»: со­труд­ни­ки мас­со­во бе­рут боль­нич­ные и не вы­хо­дят на ра­бо­ту с це­лью до­бить­ся «из­ме­не­ния от­но­ше­ния» со сто­ро­ны ру­ко­вод­ства и по­вы­ше­ния зар­пла­ты. При этом по­зи­ция «Ше­ре­ме­тьев­ско­го проф­со­ю­за лет­но­го со­ста­ва» (ШПЛС) неод­но­знач­на: от­кры­той под­держ­ки про­те­сту со сто­ро­ны проф­со­ю­за нет.

За­мет­ны мно­го­чис­лен­ные про­те­сты мед­ра­бот­ни­ков, ко­то­рые услов­но мож­но на­звать дви­же­ни­ем про­тив оп­ти­ми­за­ции здра­во­охра­не­ния. Ко­ли­че­ство ак­ций про­те­ста, ко­то­рые в ос­нов­ном про­яв­ля­ют­ся в уволь­не­ни­ях и «ита­льян­ских за­ба­стов­ках», идет на де­сят­ки. Ав­то­ры мо­ни­то­рин­га ЦСТП во вто­ром квар­та­ле 2019 года на­счи­та­ли 49 ак­ций тру­до­во­го про­те­ста, в ос­нов­ном это ита­льян­ские за­ба­стов­ки, ми­тин­ги, за­ба­стов­ки, схо­ды и об­ра­ще­ния, реже – мас­со­вые уволь­не­ния и за­ба­стов­ки.

Эко­ло­ги­че­ский про­тест

Тре­вож­ность на­се­ле­ния в свя­зи с со­сто­я­ни­ем эко­ло­гии в по­след­ние годы толь­ко на­рас­та­ет. Впро­чем, бес­по­кой­ство свя­за­но не столь­ко с про­бле­ма­ми гло­баль­но­го ха­рак­те­ра или вли­я­ни­ем на эко­ло­гию из­бы­точ­но­го по­треб­ле­ния, ка­че­ства воды и воз­ду­ха (хотя в неко­то­рых ре­ги­о­нах су­ще­ству­ет т.н. об­ще­эко­ло­ги­че­ская по­вест­ка), сколь­ко с кон­крет­ны­ми ре­ше­ни­я­ми фе­де­раль­ных и ре­ги­о­наль­ных вла­стей, ко­то­рые мо­гут су­ще­ствен­но ухуд­шить си­ту­а­цию на опре­де­лен­ных тер­ри­то­ри­ях. В этом смыс­ле рос­сий­ский эко­ло­ги­че­ский про­тест яв­ля­ет­ся не ре­пли­кой в меж­ду­на­род­ной дис­кус­сии о про­бле­мах окру­жа­ю­щей сре­ды, но жест­ким от­по­ром на ини­ци­а­ти­вы, несу­щие вполне ощу­ти­мые для мест­ных жи­те­лей рис­ки.

Так, уже упо­мя­ну­тая «му­сор­ная» ре­фор­ма под­ра­зу­ме­ва­ет стро­и­тель­ство но­вых по­ли­го­нов и пред­при­я­тий по пе­ре­ра­бот­ке му­со­ра, функ­ци­о­ни­ро­ва­ние ко­то­рых мо­жет нега­тив­но ска­зы­вать­ся на эко­ло­ги­че­ской си­ту­а­ции. Осо­бую из­вест­ность при­об­ре­ло дви­же­ние про­тив стро­и­тель­ства по­ли­го­на («Эко­Тех­но­Пар­ка») в по­сел­ке Шиес Ар­хан­гель­ской об­ла­сти, на ко­то­рый дол­жен был сво­зить­ся му­сор из Моск­вы. Жи­те­ли Се­ве­ра ока­за­лись наи­бо­лее ак­тив­но во­вле­че­ны в про­тест про­тив му­сор­ной ре­фор­мы, ко­то­рая к тому же при­об­ре­ла осо­бые ре­ги­о­наль­ные чер­ты: ини­ци­а­ти­ва за­клю­ча­лась в том, что­бы сни­зить на­груз­ку с Моск­вы за счет дру­гих ре­ги­о­нов. При­ня­то ре­ше­ние о вре­мен­ной при­оста­нов­ке стро­и­тель­ства, но фак­ти­че­ски про­ти­во­сто­я­ние в Ши­е­се про­дол­жа­ет­ся. Так, в в ав­гу­сте ак­ти­ви­сты за­бло­ки­ро­ва­ли про­езд для бен­зо­во­зов, ко­то­рые, оче­вид­но, под­во­зи­ли топ­ли­во на стро­и­тель­ную пло­щад­ку. Про­те­сты жи­те­лей Ар­хан­гель­ской об­ла­сти встре­ти­ли под­держ­ку жи­те­лей дру­гих ре­ги­о­нов; пи­ке­ты по это­му по­во­ду были ор­га­ни­зо­ва­ны и в Москве. В ок­тяб­ре 2019 года ак­ти­ви­сты ряда се­вер­ных ре­ги­о­нов объ­еди­ни­лись в ко­а­ли­цию «Стоп Шиес», что ста­ло уни­каль­ным при­ме­ром меж­ре­ги­о­наль­ной кон­со­ли­да­ции по кон­крет­ной про­бле­ме. По­ми­мо за­дач за­пре­та на стро­и­тель­ство по­ли­го­на в Ши­е­се и на ввоз му­со­ра из дру­гих ре­ги­о­нов ак­ти­ви­сты ста­вят по­ли­ти­че­ские цели и пла­ни­ру­ют идти на вы­бо­ры. Кро­ме того, пер­спек­ти­ва стро­и­тель­ства му­со­ро­сжи­га­тель­ных за­во­дов та­к­же свя­за­на с опа­се­ни­я­ми эко­ло­ги­че­ско­го ха­рак­те­ра, осо­бен­но для на­се­лен­ных пунк­тов, рас­по­ло­жен­ных непо­сред­ствен­но вб­ли­зи та­ких пред­при­я­тий.

Во вто­рой по­ло­вине 2019 года для жи­те­лей несколь­ких ре­ги­о­нов по­яви­лась но­вая про­бле­ма, име­ю­щая от­но­ше­ние к эко­ло­гии: при­ня­то ре­ше­ние на базе быв­ших объ­ек­тов по уни­что­же­нию хи­ми­че­ско­го ору­жия раз­ме­стить  ком­плек­сы по ути­ли­за­ции от­хо­дов I и II клас­са опас­но­сти, так как на дан­ный мо­мент со­от­вет­ству­ю­щей ин­фра­струк­ту­ры не су­ще­ству­ет. Ре­а­ли­за­ци­ей про­ек­та зай­мет­ся «Ро­са­том» и непо­сред­ствен­но под­кон­троль­ная ему струк­ту­ра – «Ро­сРАО». Пред­по­ла­га­ет­ся со­здать несколь­ко та­ких ком­плек­сов: «Ма­ра­ды­ков­ский» (п. Мир­ный, Ки­ров­ская об­ласть), «Кам­бар­ка» (г.Кам­бар­ка, Уд­мур­тия), «Щу­чье» (г.Щу­чье, Кур­ган­ская об­ласть), ФКП «Гор­ный» (п.Гор­ный, Са­ра­тов­ская об­ласть). Про­бле­ма пока не по­лу­чи­ла ре­зо­нан­са в мас­шта­бах стра­ны, но вы­зва­ла зна­чи­тель­ную про­тест­ную вол­ну на кон­крет­ных тер­ри­то­ри­ях с по­пыт­ка­ми меж­ре­ги­о­наль­ной кон­со­ли­да­ции и по­чти мгно­вен­ной по­ли­ти­за­ции.

На всех этих тер­ри­то­ри­ях про­хо­дят ре­гу­ляр­ные ми­тин­ги про­те­ста, ко­то­рые со­би­ра­ют от 100-200 до несколь­ких ты­сяч че­ло­век. Так, на­при­мер, в кон­це июня в Ки­ро­ве на ми­тинг про­те­ста вы­шло от 1,5 до 2 тыс. че­ло­век. По­ка­за­тель­но, что в ри­то­ри­ке про­те­сту­ю­щих про­тив стро­и­тель­ства ком­плек­сов по об­ра­ще­нию ра­дио­ак­тив­ны­ми от­хо­да­ми уже за­ме­тен ку­му­ля­тив­ный  эф­фект от пен­си­он­ной и «му­сор­ной» ре­форм. Кро­ме того, про­те­сту­ю­щих под­дер­жи­ва­ют мест­ные от­де­ле­ния пар­тий пар­ла­мент­ской оп­по­зи­ции, пре­жде все­го КПРФ и в мень­шей сте­пе­ни ЛДПР. На ми­тин­гах про­те­ста зву­чат ло­зун­ги со­ли­дар­но­сти с дру­ги­ми ре­ги­о­на­ми, ко­то­рые по­па­ли под дей­ствие но­во­го ре­ше­ния.

Про­тестные эко­ло­ги­че­ские дви­же­ния в от­дель­ных ре­ги­о­нах со­хра­ня­ют­ся, но в ос­нов­ном по­шли на спад, так как из­ме­нить си­ту­а­цию ак­ти­ви­стам не уда­лось, а ло­каль­ный ха­рак­тер по­вест­ки, в от­ли­чие, на­при­мер, от «му­сор­ной» ре­фор­мы или ре­ше­ния о раз­ме­ще­нии ком­плек­сов ути­ли­за­ции ра­дио­ак­тив­ных от­хо­дов, не поз­во­лил уста­но­вить го­ри­зон­таль­ные свя­зи с дру­ги­ми по­хо­жи­ми дви­же­ни­я­ми. До­воль­но ак­тив­ны­ми ло­каль­ные про­те­сты были в ураль­ских ре­ги­о­нах, где в свя­зи с на­ли­чи­ем тя­же­лой и атом­ной про­мыш­лен­но­сти эко­ло­ги­че­ская об­ста­нов­ка тра­ди­ци­он­но на­пря­жен­ная. По­сто­ян­ная ак­тив­ность ха­рак­тер­на для дви­же­ния «Кур­ган-Ан­ти­уран», че­ля­бин­ско­го дви­же­ния «Сто­п­ГОК» про­тив стро­и­тель­ства То­мин­ско­го ГОКа, од­на­ко мас­штаб­ных мас­со­вых ак­ций эти дви­же­ния в по­след­нее вре­мя не со­би­ра­ют.

Тен­ден­ции, ди­на­ми­ка, про­гноз

Об­щую струк­ту­ру и ди­на­ми­ку ре­ги­о­наль­но­го непо­ли­ти­че­ско­го про­те­ста в Рос­сии по ито­гам по­след­них по­лу­то­ра лет мож­но оце­нить сле­ду­ю­щим об­ра­зом.

Си­ту­а­тив­ность про­те­ста во мно­гих слу­ча­ях транс­фор­ми­ро­ва­лась в мас­со­вые про­тестные кам­па­нии с ре­гу­ляр­ны­ми ми­тин­га­ми и пи­ке­та­ми, ин­тен­сив­ность ко­то­рых раз­ви­ва­ет­ся вол­но­об­раз­но. Пер­вой ста­ла кам­па­ния про­тив пен­си­он­ной ре­фор­мы, ко­то­рая до сих пор не ушла из по­вест­ки пол­но­стью, за­тем кам­па­ния про­тив «му­сор­ной» ре­фор­мы и про­тив ини­ци­а­ти­вы по раз­ме­ще­нию в ряде ре­ги­о­нов ком­плек­сов по пе­ре­ра­бот­ке ра­дио­ак­тив­ных от­хо­дов.

Фор­ми­ру­ет­ся тен­ден­ция пре­одо­ле­ния тер­ри­то­ри­аль­ной ло­ка­ли­зо­ван­но­сти про­те­ста пу­тем укреп­ле­ния го­ри­зон­таль­ной со­ли­дар­но­сти. На­при­мер, про­тест про­тив му­сор­но­го по­ли­го­на в Ши­е­се был под­дер­жан не толь­ко ре­ги­о­на­ми Се­ве­ра, но и жи­те­ля­ми Моск­вы, Пе­тер­бур­га и дру­гих ре­ги­о­нов.

Уро­вень уча­стия в про­тестных ак­ци­ях не со­от­вет­ству­ет мас­шта­бу по­вест­ки. Од­на­ко из это­го сле­ду­ет, что, с од­ной сто­ро­ны, по­вест­ка про­тестных ак­ций ста­но­вит­ся го­раз­до шире за­яв­лен­ной из­на­чаль­но (так, по­чти на всех про­тестных ак­ци­ях зву­чат ло­зун­ги про­тив пен­си­он­ной и «му­сор­ной» ре­форм), то есть за­ме­тен оче­вид­ный нега­тив­ный ку­му­ля­тив­ный эф­фект от со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки го­су­дар­ства в це­лом; с дру­гой сто­ро­ны, непо­сред­ствен­ным фак­то­ром мо­би­ли­за­ции мо­гут слу­жить си­ту­а­тив­ные про­бле­мы.

Бо­лее устой­чи­вые стрем­ле­ния к но­вым фор­мам ор­га­ни­за­ции и кон­крет­ный ха­рак­тер пре­тен­зий к вла­сти сви­де­тель­ству­ют о ве­ро­ят­но­сти по­ли­ти­за­ции про­те­ста неза­ви­си­мо от ха­рак­те­ра его из­на­чаль­но­го со­дер­жа­ния.

В пер­вой по­ло­вине 2019 года про­шло несколь­ко сот ак­ций про­те­ста по всей стране, в ос­нов­ном это со­ци­аль­ный про­тест, в мень­шей сте­пе­ни – эко­ло­ги­че­ский и тру­до­вой. При этом са­мые мас­штаб­ные ак­ции про­хо­ди­ли там и то­гда, где и ко­гда к со­ци­аль­ным про­бле­мам до­бав­ля­лись эко­ло­ги­че­ские рис­ки, как в слу­чае с му­сор­ной ре­фор­мой. Если обыч­но счет участ­ни­ков ло­каль­ных ак­ций в ре­ги­о­нах идет на де­сят­ки, то в слу­чае на­ли­чия оче­вид­ных эко­ло­ги­че­ских рис­ков – на сот­ни и даже ты­ся­чи.

Те­ку­щая ди­на­ми­ка непо­ли­ти­че­ских про­тестных ак­ций в ре­ги­о­нах поз­во­ля­ет утвер­ждать, что вряд ли ко­ли­че­ство про­тестных ак­ций в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве бу­дет мень­ше – спад, ко­то­рый по­сле­до­вал за вол­ной про­те­стов про­тив пен­си­он­ной ре­фор­мы, ком­пен­си­ро­ван ре­зо­нанс­ной «му­сор­ной» ре­фор­мой. Бо­лее того, по мере ре­а­ли­за­ции «му­сор­ной» ре­фор­мы воз­мо­жен рост про­тестной ак­тив­но­сти, по­яв­ле­ние но­вых форм ор­га­ни­за­ции для оспа­ри­ва­ния та­ри­фов (если та­кие по­пыт­ки бу­дут успеш­ны­ми, чему уже есть пре­це­ден­ты, воз­мож­на ин­сти­ту­ци­о­на­ли­за­ция «му­сор­но­го» про­те­ста). По­тен­ци­аль­но ку­пи­ру­е­мая тема – гра­до­за­щит­ный про­тест (об­ма­ну­тые доль­щи­ки, уплот­ни­тель­ная за­строй­ка), так как на этом на­прав­ле­нии вла­сти бо­лее по­сле­до­ва­тель­но ве­дут ра­бо­ту и вы­стра­и­ва­ют ком­му­ни­ка­цию с граж­да­на­ми. Ве­ро­ят­но, преж­няя ди­на­ми­ка бу­дет ха­рак­тер­на для тру­до­во­го про­те­ста: гром­кие ак­ции ста­нут ре­ак­ци­ей на воз­мож­ные се­рьез­ные на­ру­ше­ния, но ру­тин­ная ак­тив­ность оста­нет­ся невы­со­кой.

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: