Официальный представитель МИД России Мария Захарова:

Старейшая и авторитетнейшая международная организация, независимый посредник, в которой трудится почти сто миллионов добровольцев, в чьём Уставе прописана цель «защищать жизнь и достоинство людей, особенно в ходе вооружённых конфликтов и в других чрезвычайных ситуациях». Это – Международный Комитет Красного Креста (МККК). Организация настолько беспристрастная, что даже Третий рейх позволял краснокрестникам вести свою работу, в том числе оказывая помощь узникам концлагерей.

Кому, казалось бы, в здравом уме может прийти в голову критиковать Красный Крест? Киевскому режиму.

Киевские политики выразили резкий протест в связи с работой МККК и конкретно – недавним визитом Президента Красного Креста Петера Маурера в Москву.

Вице-премьер Украины Ирина Верещук сообщила, что Красный Крест, «мягко говоря, нехорошо выглядит в глазах международного сообщества».

Интересно, МККК так же нехорошо выглядит, как Президент ФРГ Штайнмайер, или ещё хуже?

Неизвестно, говорила ли она это господину Мауреру в лицо, когда встречалась с ним накануне.

Организация, которая более полутора веков помогает страждущим в международных конфликтах, чей символ стал одной из самых узнаваемых эмблем в мире, теперь, по мнению Верещук, «плохо выглядит». Чего-чего, а вот уж самомнения действующим киевским функционерам не занимать – им не указ даже Нобелевский комитет, присудивший МККК Нобелевскую премию мира. Трижды.

Несмотря на то, что на Украине работают около 600 добровольцев МККК, а международными краснокрестниками было доставлено более 500 тонн гумпомощи, в украинской прессе развернулась целая информационная война против Красного Креста и его сотрудников.

Теперь в контролируемых Киевом СМИ и социальных сетях звучат призывы перестать помогать гуманитарным посредникам, прекратить делать взносы в организацию. Доходит до угроз «привлечь Красный Крест» к ответственности. Вдумайтесь в это – люди жизнями рискуют ради граждан Украины, а их хотят за это привлечь.

Не нравится Киеву, прежде всего, нейтральность гуманитарщиков. Это и понятно, ему нужна не помощь людям, а агрессия на камеру. Даже установленная Женевскими конвенциями терминология не устраивает украинцев, а это – именно тот язык, который в своих заявления по Украине задействует МККК. «В организации <…> используют слова, так похожие на нарратив вражеской пропаганды», пишет украинской издание «The Page». Тот факт, что этот «нарратив» – это язык Женевских конвенций, подписанных, когда никакой независимой Украины и в помине не было, журналистов и их кураторов на Банковой тоже не смущает. Им можно всё – стрелять пленным в ноги, приклеивать голых людей к фонарным столбам для всеобщего избиения, использовать гражданское население в качестве «живого щита», пытать и … – они себе всё разрешили, потому что им разрешил Вашингтон.

Киевскому режиму не нужны мирные разрешения споров. Не нужно урегулирование конфликтной ситуации на земле, не нужны гуманитарные коридоры и режимы тишины. Всё это на самом деле Киеву не нужно. И собственные граждане, пригодные, по мнению стратегов Зеленского, только в качестве «живых щитов» для «азовцев», ей тоже не особо-то и нужны.

А что нужно киевской администрации, так это больше западного вооружения, больше пропаганды ненависти и больше интервью Зеленского западным СМИ. Больше смертей и больше ужасных кадров. Больше фальсификаций. У них такой заказ из-за океана поступил.