Намедни-Саратов. Год 1999

Заключительный год ельцинской эры, заря путинской эпохи. В российском обществе как никогда сильны реваншистские настроения, жажда «сильной руки». Прискорбный вид действующего президента, который выглядит и говорит ничем не лучше, чем поздний Брежнев, усиливается пощечиной от НАТО в Сербии, где в результате «миротворческой операции» смещается дружественный России режим. Страшный пожар в Самарском ГУВД в очередной раз показывает крайнюю деградацию инфраструктуры. А рейд боевиков на Дагестан и непрекращающаяся серия терактов (центральный рынок Владикавказа, «Охотный ряд», дома в Москве, Волгодонске и Буйнакске) вселяют в людей и вовсе апокалиптические настроения.

Проект «Намедни-Саратов» все так же рассказывает о временах не столь отдаленных и закрывает главу про девяностые.

Военная техника в Парке Победы

В неюбилейный День Победы – 54 года с момента капитуляции фашистской Германии – в парке на Соколовой горе открывается экспозиция военной техники под открытым небом. До сих пор в музее боевой славы был только последний в мире самолет Як‑1Б, подаренный армии колхозником Ферапонтом Головатым.

Новая коллекция начинается с 15 экс­понатов, среди которых бронепоезд, вертолет Ми‑8, плавающий тягач, гаубица, пушка Т‑30, миномет, – но вскоре разрастается поч­ти до двухсот единиц техники. В их числе – трофейные раритеты из Германии, боевые установки «Катюша» и «Град», катера, поез­да, самолеты. Собираются они по всей стране и даже за рубежом. Впоследствии один из экс­понатов – немецкий танк «Тигр» – не поделят между собой губернаторы Аяцков и Громов, что выльется в публичную ссору на страницах прессы. Но с «Тигром» или без него, выставке в парке удастся стать одним из крупнейших «музеев милитаризма» во всей стране и полноправно войти в список городских достопримечательностей, ради которых иные любопытствующие специально заезжают в город.

Не меньше военных историков рады свадебные фотографы. Гулять на Соколовую гору приезжают едва ли не каждые вторые молодожены, и фото на танке становится таким же распространенным штампом, как «невеста на ладони», «любовь и голуби» и «встреча на кривом мостике».

Саратовское лобби в Москве: Володин, Слиска

Слухи об уходе на федеральный уровень одного из двух главных политических тяжеловесов области: Дмитрия Аяцкова либо Вячеслава Володина появлялись с завидной регулярностью с самого создания их тандема в 1996 году. Глава региона прямо заявлял в прессе, что отказался от настойчивых предложений стать первым вице-премьером РФ в правительстве Кириенко. Называлась и должность, которую предлагали вице-губернатору: госминистр по делам национальностей. Однако в итоге пост №2 на малой родине Володин меняет на статус партстроителя. Его приглашают в исполком только что созданной центристской (с ориентацией на региональные элиты) партии «Отечество – Вся Россия», фактически – главным политтехнологом. Уход соратника Аяцков воспринимает с плохо скрываемой радостью: то ли от того, что, как сам заявляет, внедрил своего человека в федеральные органы власти, то ли от того, что перед предстоящими губернаторскими выборами избавился от сильного конкурента.

За версию о целенаправленном создании саратовского лобби в Москве говорит еще один стремительный карьерный взлет года. В другую свежую центристскую партию (с ориентацией на силовиков) «Единство» делегирована Любовь Слиска – в недавнем прошлом всего лишь лидер одного из многочисленных профсоюзов области, затем представитель губернатора в Облдуме и зампред регионального правительства.

И Володин, и Слиска получают проходные места в списках своих партий на выборах в Госдуму. Причем Любовь Константиновна с ходу становится вице-спикером парламента. Политический рост обоих выходцев из губернии и проторившаяся дорожка в столичные кресла наделят характеристику «саратовские» понятным в кулуарах вторым смыслом. Такого же хождения как «питерские» она, конечно, не получит, зато окажется даже более живучей.

Хлеб народный

Яркий пример антикризисного популизма: на прилавках магазинов появляются «буханки серого». Официальное название – «народный» или «губернаторский» хлеб. У него фиксированная цена – 1,5 руб­ля за штуку, притом что обычный батон стоит в 2–3 раза дороже. Качество соответствующее: на изготовление идет пшеница самого низкого, пятого класса. Сам Аяцков утверждает, что в специально созданный региональный губернский зерновой фонд сельхозпроизводители добровольно сдают по мешку зерна с гектара – этим и обеспечены социальные цены. Впрочем, характерно, что в это же самое время создается крупнейшая в области и, как считается, аффилированная главе региона корпорация «Зерно Поволжья», объединя­ющая сеть элеваторов и перерабатывающих предприятий на территории области.

Половинчатая благотворительность населению не слишком по душе: хлеб на редкость безвкусный, «словно в войну живем», однако расхватывают его все равно достаточно бойко.

Одновременно с «народным хлебом» на заправках города появляется «народный бензин»: местного производства, по фиксированным ценам ниже рыночных, но только одной марки «АИ‑72», то есть заправлять им можно только совсем уж автохлам.

Похищение Аллы Гейфман

В криминальных сводках городских газет впервые мелькает страшное слово «киднеппинг». В мае, незадолго до начала «второй чеченской войны», от подъезда родного дома похищают 12‑летнюю ученицу саратовской гимназии Аллу Гейфман, дочь известного в городе бизнесмена, совладельца банка «Экс­пресс-Волга» Григория Гейфмана. Через сутки родителям по телефону сообщают, что девочка находится в чеченском плену, и требуют за нее фантастический выкуп – 5 миллионов долларов.

Известно, что Аллу увел с собой человек в милицейской форме. Наиболее страшные подробности становятся достоянием общественности несколькими месяцами позже: для того, чтобы поторопить сбор денег для выкупа, девочке отрезают два пальца на левой руке и присылают их родителям вместе с видеосъемкой издевательств. Сумма, которую Гейфманы смогли собрать и передать в Чечню – 200 тысяч долларов, – вымогателей не устроила. Освобождают школьницу только через семь месяцев, вместе с другими заложниками, в результате совместной спецоперации ФСБ и РУБОПа. Ее подробности не разглашаются, но ходит устойчивая версия, что произошел обмен пленными между российской и чеченской сторонами.

Уголовное дело по факту похищения будет закрыто в середине нулевых годов. Организатора преступления, некоего Ахматханова (прежде криминального авторитета в Тольятти), к тому моменту уже нет в живых – его расстреляли в криминальной разборке. К восьмилетнему тюремному заключению приговариваются люди, помогавшие ему в доставке Аллы Гейфман в Чечню: милиционер и руководитель коммерческого предприятия, оба – русские.

Дельфийские игры

Древнегреческие традиционные состязания в искусствах – Дельфийские игры возрождаются почти на столетие позже спортивных Олимпиад. Россия от прогрессивного сообщества почти не отстает, и первую молодежную Дельфиаду страны проводят всего-то спустя пять лет после образования международного комитета. Из семи заявок от регионов на ее проведение саратовская оказывается лучшей. Проект поддерживает лично губернатор Аяцков, в небогатом регионе легко находятся деньги на финансирование пятидневного праздника. В регион со всех концов страны приезжают две с лишним тысячи юных талантов, которые соревнуются в номинациях от академического пения и кукольного театра до веб-дизайна и литературного перевода.

Имиджевый эффект, однако, оказывается значительно слабее, чем то ожидалось. Федеральная пресса первую в истории страны Дельфиаду почти не заметила – скорее всего, расценив ее лишь как очередной культурный форум. Тем не менее, идея Саратова как столицы не только Поволжья, но и дельфийского движения крепко засела в умах местных идеологов. И через девять лет в городе прошли уже всемирные Игры – и с тем же ощущением пира во время чумы.

«Сокол» vs. «Факел»

У любого мало-мальски уважающего себя футбольного клуба должен быть непримиримый противник. Для саратовского «Сокола» долгое время на эту роль рассматривались самарские «Крылья Советов», но уже много лет команды играли на разных уровнях и между собой почти не встречались. Выход из положения подсказал питерский арбитр Кузнецов: летняя встреча между «Соколом» и командой из другого соседнего региона, воронежским «Факелом», завершается грандиозным скандалом. На последней минуте игры, при нулях на табло, арбитр назначает спорный свободный удар в сторону ворот гостей. Саратовцы шансом пользуются по максимуму и одерживают победу над главным конкурентом в споре за выход в высшую лигу. После финального свистка на поле едва не начинается массовая драка, но главные стычки будут происходить между фанатами обеих команд. Отныне на каждый выезд «Сокола» в Воронеж или «Факела» в Саратов болельщики будут собираться как на войну. И взаимного соперничества не отменит даже тот факт, что в турнирных раскладах та победа саратовскому клубу оказалась бесполезна: наверх по итогам сезона все равно шагнули воронежцы.

Открытия года

– Водный стадион в Балаково.

– Часы на здании речного вокзала.

– Школа искусств в поселке Юбилейный.

– Фонтан «Одуванчик» после реставрации.

 

 

Намедни-Саратов. Год 1961

Намедни-Саратов. Год 1962

Намедни-Саратов. Год 1963

Намедни-Саратов. Год 1964

Намедни-Саратов. Год 1965

Намедни-Саратов. Год 1966

Намедни-Саратов. Год 1967

Намедни-Саратов. Год 1968

Намедни-Саратов. Год 1969

Намедни-Саратов. Год 1970

Намедни-Саратов. Год 1971

Намедни-Саратов. Год 1972

Намедни-Саратов. Год 1973

Намедни-Саратов. Год 1974

Намедни-Саратов. Год 1975

Намедни-Саратов. Год 1976

Намедни-Саратов. Год 1977

Намедни-Саратов. Год 1978

Намедни-Саратов. Год 1979

Намедни-Саратов. Год 1980

Намедни-Саратов. Год 1981

Намедни-Саратов. Год 1982

Намедни-Саратов. Год 1983

Намедни-Саратов. Год 1984

Намедни-Саратов. Год 1985

Намедни-Саратов. Год 1986

Намедни-Саратов. Год 1987

Намедни-Саратов. Год 1988

Намедни-Саратов. Год 1989

Намедни-Саратов. Год 1990

Намедни-Саратов. Год 1991

Намедни-Саратов. Год 1992

Намедни-Саратов. Год 1993

Намедни-Саратов. Год 1994

Намедни-Саратов. Год 1995

Намедни-Саратов. Год 1996

Намедни-Саратов. Год 1997

Намедни-Саратов. Год 1998


Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: