Мария Захарова:

15 апреля в Ватикане состоялся традиционный Крестный ход в католическую Страстную Пятницу, куда Папа Римский пригласил россиянку Альбину и украинку Ирину. Обе женщины уже много лет живут в Италии и помогают в отделении паллиативной помощи. Вместе с ними и Понтификом тысячи людей молились о прекращении кризиса на Украине.

А за несколько дней до этого Папа Римский в интервью итальянскому телеканалу заявил, что он обеспокоен тем, что беженцев в Европе делят на классы. Он прямо назвал дискриминацию беженцев из стран Африки и Арабского Востока в сравнении с беженцами с Украины «расизмом». И признал, что это плохо.

В символичном жесте Крёстного хода под руководством Папы Римского увидеть какую-то крамолу могли только бесноватые.

И они нашлись.

В Рим только заехал новый посол Украины при Ватикане Андрей Юраш, и сразу началась традиционная для киевского режима одержимость самостийностью. И недели не проработав, он выразил дипломатический протест — а чего мелочиться — Святому Престолу. И этим не ограничился. Юраш созвал специальную пресс-конференцию, где пообещал разобраться.

Да-да, киевский дипломат пообещал разобраться с Папой Римским накануне католической Пасхи. А заодно и опубликовал в «Фейсбуке» подробности своей переписки с Государственным секретариатом Святого Престола.

Ему вторили его коллеги из Киева. Депутат Рады Владимир Вятрович запостил на своей странице статью о Крёстном ходе с кощунственным комментарием: «Этот папа сломался», а само шествие (которому две тысячи лет) назвал «дурным флеш-мобом».

Удивительно, но если почитать его комментарии – там полно слов поддержки. А украинский религиовед Людмила Филиппович назвала заявление Папы Франциска – главы Римско-католической церкви – о расизме «не вполне католическим».

Что?!

Её размышления о том, что «Политика Ватикана базируется на доисторических иллюзиях», сложно в принципе комментировать. Как и называть её после таких слов религиоведом.

Конечно, может быть, украинцев возмутило, что накануне Крёстного хода Понтифик процитировал Фёдора Достоевского — в условиях «отмены всего русского» это выглядит почти экстремизмом. Но, скорее всего, одержимые просто не хотят видеть очевидное.

Честно говоря, не знаю, что мне вся эта история разборок киевского режима с Ватиканом больше напоминает: то ли классическое кино Уильяма Фридкина «Экзорцист», то ли советский диафильм «Хрюк на ёлке» по сказке Бориса Заходера.