Губернатор Алексей Островский в программе «Диалоги»

E-mail Печать PDF

Гостем очередного выпуска авторской программы Сергея Новикова «Диалоги»  стал губернатор  области Алексей Островский.

Предлагаем вашему вниманию текстовый вариант этой беседы.

- Здравствуйте, Алексей Владимирович.

- Здравствуйте, Сергей Витальевич, здравствуйте, глубокоуважаемые и дорогие смоляне!

- Я Вас приветствую в программе «Диалоги». Спасибо, что нашли время, потому что есть темы, о которых хотелось бы поговорить. И прежде всего, я хотел бы вернуться к главному событию декабря – выборам главы города Смоленска. Я вообще давно слежу за политической жизнью, как Вы понимаете, и даже в разные годы был ее участником в различных ипостасях, но я не припомню такого момента, чтобы Губернатор области не за закрытыми дверями, не скрытно, не путем каких-то тайных переговоров, а вот так открыто, гласно и вполне определенно назвал свою кандидатуру на пост главы города. Почему Вы это сделали?

 

- Сергей Витальевич, не знаю, почему раньше это происходило по-другому, хотя, будучи связанным со Смоленщиной уже более 15 лет, я, в отличие от Вас, помню случаи, когда Губернаторы вначале публично называли кандидатуру своего фаворита, а потом,  увидев, что избрали иного кандидата, сразу меняли свои предпочтения. Я считаю, что это абсолютно нормальный процесс, когда глава региона открыто высказывает свою позицию перед смолянами, и, тем самым, берет на себя определенную ответственность за будущую администрацию важнейшего муниципалитета, за будущую работу главы города.

 

Считаю, что тот принцип открытости власти, который провозгласила Администрация Смоленской области под моим руководством, подразумевает, в том числе, и открытое позиционирование главы региона в отношении выборов руководителя того или иного муниципалитета, тем более, столицы субъекта.

 

- Всё это хорошо, но, Алексей Владимирович, Вы не могли не понимать, что тем самым Вы как бы «обрушиваете» шансы любого другого кандидата, каким бы достойным он не был. Вас это никак не остановило?

 

- Абсолютно с Вами не согласен, поскольку решение по избранию главы города – это совместное решение Губернатора и большинства представителей депутатского корпуса в Смоленском городском Совете. Безусловно, они могли принять иное решение, и мне очень отрадно, что из всего перечня кандидатов депутаты поддержали именно ту кандидатуру, которую предложил я. Более того, когда я увидел весь перечень претендентов  на вакантную должность главы города, я понял, что кроме того кандидата, которого изначально поддержал я, выбирать-то, прямо скажем, особо не из кого. Были еще 2-3 человека, которые хоть в какой-то степени могли бы претендовать на пост градоначальника, но того багажа знаний, опыта работы, того практически единодушного мнения среди так называемой элиты и простых горожан в отношении именно этого кандидата у других конкурсантов по объективным причинам не было. Так что это был диалог с депутатским корпусом Смоленского городского Совета, с региональными отделениями «Единой России» и ЛДПР, которые вместе со мной разделили ответственность за избранного главу города.

 

- Неужели у Вас были сомнения, что Смоленский городской Совет выберет именно Соваренко?

 

- Сергей Витальевич, были случаи, когда Губернаторы предлагали одного человека, а партии, в том числе и партия большинства, занимали иную позицию. Долгое время на Смоленщине был политический хаос, когда, действительно, невозможно было предугадать развитие событий с точки зрения интересов жителей региона. То обстоятельство, что сейчас политическая ситуация в регионе предсказуема, все ветви власти – муниципальная и субъектовая, представительная и исполнительная – работают в едином ключе в интересах смолян, я считаю одним из успехов Администрации, которую я возглавил 4 с лишним года назад.

 

- В качестве реплики. Как-то Вы здесь меня обидели немножко, ну я шучу, конечно, – скептически отозвались о работе Думы первого созыва, хотя о ее работе могли знать только с чьих-то слов, а я знал изнутри, потому что был депутатом. Так вот та Дума могла бы и не согласиться, она могла бы согласиться, но могла бы и не согласиться, что абсолютно невозможно – ни в сегодняшней Думе, ни в сегодняшнем горсовете.

 

- Сергей Витальевич, я не помню ни одного случая, когда я обидел бы Вас или депутатов первого созыва Смоленской областной Думы. Я лишь в какой-то из Ваших программ «Диалоги» констатировал, что первой Думе пришлось работать тяжелее всего, поскольку тогда было смутное время, не было понимания, куда идет государство, законы были не совершенны. Поэтому с Ваших слов и рассказов других очевидцев этих событий я знаю, что одну только повестку утверждали часами, иногда даже не успевая дойти до обсуждения вопросов. Это констатация факта, а ни в коем случае не попытка каким-то образом задеть Вас или депутатов, работавших в то время. Среди них было большое число людей, желавших Смоленщине добра и много для нее сделавших.

 

- Нет, ну на счет обиды, это шутки ради. Алексей Владимирович, а были ли у Вас какие-либо другие кандидатуры?

 

- Только Соваренко, иной кандидатуры я даже и не рассматривал. У него есть все необходимые качества для того, чтобы руководить городом: значительный, десятилетний, опыт работы в муниципальной власти, в городской администрации в должности заместителя главы администрации, есть значительный опыт работы в областной Администрации, причем, именно по направлению взаимодействия с муниципальной властью города Смоленска. Он порядочный человек, которому предстояло на тот момент - теперь уже команда сформирована, - сформировать профессиональную команду, и руководить ей в интересах горожан. Конечно, время покажет, насколько эффективным будет Соваренко на посту главы города. Необходимый опыт, знания у него есть, но все-таки теперь ему предстоит решать вопросы иного уровня. Как он будет их решать на этой новой ступени своего становления, покажет время, но с большой долей вероятности готов предположить, что ни я, ни «Единая Россия», ни ЛДПР не пожалеем о том, что поддержали именно этого кандидата. А, главное, уверен, что об этом не пожалеют жители города.

 

- Алексей Владимирович, недоброжелатели Владимира Соваренко, ну и, наверное, Ваши, ставят ему в вину излишнюю покорность, соглашательство, готовность выполнять все Ваши указания. И Владимир Александрович как бы подтверждает это. Вот что он сказал, когда Вы его предлагали: «Я искренне благодарю Вас за сделанное сейчас предложение. Конечно, я его поддерживаю, потому что на все Ваши предложения, которые Вы мне делали, я всегда говорил «да».

 

Вот это всегдашнее «да» – это хорошо или плохо? И готовы ли Вы услышать все-таки и «нет» от Соваренко?

 

- Мои так называемые недоброжелатели, как и недоброжелатели Соваренко, не имеют ни малейшего примера, когда Владимир Александрович безоговорочно на том или ином посту выполнял бы мои указания. Они просто никогда не были даже случайными свидетелями каких-либо наших разговоров и поручений - это такое своеобразное политическое позерство, типа «Баба Яга всегда против». И фамилии этих людей в области хорошо известны, правда, они уже постепенно сходят на нет, но пока еще пытаются барахтаться на политической поверхности.

 

У Соваренко всегда была, есть и, я уверен,  будет своя позиция. Даже уже в первые дни работы в статусе главы города на тех совещаниях и встречах, которые мы с ним проводим, он высказывает мне свою точку зрения по обсуждаемым вопросам, отнюдь не всегда совпадающую с моей. Да, для него, как для главы города, работающего строго в вертикали «Президент – Губернатор – глава города», окончательное решение будет за Губернатором, как для меня – окончательное решение за Президентом, какое бы при этом собственное мнение у меня не было. Есть вертикаль, ты пошел в эту вертикаль, а значит, должен понимать всю степень своей ответственности перед жителями, поскольку высшее должностное лицо отвечает за всё происходящее в регионе, в том числе и за ситуацию в городе.

 

Более того, работая четыре с лишним года со своими заместителями, с главами муниципалитетов, я могу вспомнить случаи, когда мой заместитель, профессионально доказывая мне правоту своей позиции, менял мое мнение, также, как и опытные главы муниципалитетов, которые долгие годы работая на земле, какие-то вещи, вне всякого сомнения, понимают лучше.

 

- Знаете, о чем я сейчас подумал? Жестокая все же эта чиновничья судьба.

 

- Непростая.

 

- Работал человек на такой должности, должности категории «А», максимально независимый или относительно независимый от местной власти, с хорошим окладом, а Вы его – в эти трубы, в эти кровли, в эту «Квадру». Вообще это как повышение считается в чиновничьем мире? Это как расценивается?

 

- Никогда не думал  в подобном ключе по этому поводу. Я неоднократно беседовал с Соваренко в иных его должностях и слышал, что он хотел бы быть более полезным смолянам. Он очень любит смолян, Смоленщину и как коренной смолянин хотел бы для областного центра сделать значительно больше, чем это было при прежних властях. Хотя и при прежних городских администрациях тоже много хорошего делалось, отрицать это нельзя. Поэтому, видя в нем порядочность, желание быть более эффективным для горожан, и оценивая всех тех, кто мог бы составить ему альтернативу, я остановил свой выбор на нем. Считаю, этот выбор объективен. Вы можете, Сергей Витальевич, назвать какие-то иные фамилии, мы можем подискутировать по этому поводу, почему, на Ваш взгляд, они лучше, чем Соваренко. Я, в свою очередь, приведу аргументы, почему они хуже, но вот то решение, которое есть, оно уже состоялось, поэтому что дискутировать?

 

- Нет, у меня с Владимиром Соваренко хорошие давние отношения. Просто, когда я узнал, что он согласился на эту должность, то вспомнил знаменитую фразу из фильма «Тот самый Мюнхаузен» – «не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть». Ну зато он останется в истории Смоленска более весомо, чем, допустим, председатель областной Избирательной комиссии.

 

Алексей Владимирович, почему так затянулась пауза с назначением начальника Департамента соцразвития?

 

- Потому что буквально 3 месяца назад был назначен новый вице-губернатор, курирующий социальную сферу, и по договоренности с Оксаной Васильевной Лобода мы определились, что она возьмет тайм-аут на то, чтобы понять, достоин ли нынешний исполняющий обязанности начальника Департамента стать полноценным руководителем данного подразделения или, увидев какие-то недоработки, Оксана Васильевна предложит мне иную кандидатуру. Предполагаю, что после новогодних праздников мы сможем предметно обсудить с курирующим заместителем, кого она видит во главе Департамента. Я доволен сменой команды, считаю, что нужно доверять своим замам, и я всем им доверяю. Так что поддержку ту кандидатуру, с которой в ежедневном формате предстоит работать курирующему заместителю.

 

- Алексей Владимирович, я внимательно прочитал Послание Президента. И зацепился вот за какой абзац: «Еще раз хочу обратиться ко многим из вас: не прятаться в служебных кабинетах, не бояться диалога с людьми и идти навстречу, честно, открыто разговаривать с людьми». Здесь к Вам никаких претензий не может быть даже со стороны тех недоброжелателей, которые есть, потому что этот принцип Вы положили в основу своей работы с самого начала. Кстати, остались еще места какие-то, не посещенные Вами в области?

 

- Сергей Витальевич, вижу и чувствую поддержку большинства жителей области, то, что люди видят мое искреннее желание коренным образом изменить ситуацию на Смоленщине, улучшить жизнь смолян. Максимально активно передвигаюсь по региону, встречаюсь с людьми, выполняю то, что исходит от моей совести и соответствует напутствию, в то время Председателя Правительства Путина,  с которым у меня была встреча в преддверии моего назначения Президентом Медведевым Дмитрием Анатольевичем. Тогда, в апреле 2012 года, Владимир Владимирович на встрече со мной сказал: «Алексей, максимально будь с людьми!». И это соответствовало, в том числе, моей личной позиции, моему мнению. Поэтому четыре с лишним года я стараюсь быть со смолянами. Посетил все без исключения муниципалитеты по многу раз.

 

- Так вот, я продолжаю, Алексей Владимирович, цитату Путина: «…поддерживать их инициативы, особенно, когда речь идет о таких вопросах, как благоустройство городов и поселков, сохранение исторического облика, создание современной среды для жизни». К сожалению, говорит Путин, эти вопросы решаются кулуарно, и когда так происходит (цитирую) «хочется спросить, вы уверены, что то, что вы предлагаете, исходя из своих представлений, это самое лучшее предложение? Не лучше ли посоветоваться с людьми?» Я почему об этом вспомнил? Недавно отмечалось 60-летие Смоленского отделения Союза архитекторов России. В газете «Смоленские новости» прошла целая серия материалов, посвященных этой дате. Архитекторы очень обижены и на областную и городскую власть. Я не буду зачитывать все мнения. Но вот если сконцентрировать их высказывания. Архитекторы, которые отдали этому городу 30-40 лет, говорят: «Ни одна власть с нами не хочет разговаривать. На протяжении восьми лет мы хотим встретиться с главой города, и не один из них с нами не встретился. Мы хотим совместно работать с городскими и областными властями, не диктовать, а подсказывать, порой объяснять, что мы видим и что хотим видеть – мы же профессионалы. Градостроительного совета уже нет лет 7-8, и власти откровенно не хотят его создавать». Вот Вы сказали о команде. Да, пришли люди, прекрасные специалисты, наверное, в своих областях, но они еще очень молоды, у них еще мало жизненного опыта. Понимаете? И это касается не только архитекторов. Хотелось бы, чтобы они получили от Вас сигнал – встречаться со специалистами, обсуждать вопросы, в частности, того же благоустройства.

 

- Безусловно, разделяю всё сказанное Президентом, и все годы работы в качестве главы региона стараюсь придерживаться того посыла, который наш Президент дал в своем Послании Федеральному Собранию. Также я полностью поддерживаю позицию архитекторов. Конечно, в корне неправильно, что ни один из градоначальников с ними за последние 8 лет не нашел возможности встретиться. Плохо, что архитекторы не выходили на меня, как на главу региона, с инициативой о встрече. Если бы это произошло, я бы давно с ними встретился и дал бы соответствующие рекомендации действующему на тот момент главе администрации города и всей администрации максимально работать с архитекторским сообществом.

 

Из уважения к позиции архитекторов, к тому, что в городе должна быть выстроена грамотная градостроительная политика, мы совместно с Владимиром Александровичем Соваренко предложили должность заместителя главы города по строительству исполняющему обязанности главного архитектора города Елене Валентиновне Красильниковой. Человеку с огромным опытом работы в сфере архитектуры и огромным желаем изменить градостроительную политику в городе. Я уверен, что она, как выходец из этой среды, точно будет советоваться и опираться на мнение архитектора города, при этом всегда нужно учитывать ряд вопросов. Ведь люди, давая советы, в том числе, авторитетные люди, разбирающиеся в вопросах архитектуры, не всегда учитывают нынешние реалии, законы, постановления, финансовую составляющую. Но то, что их голос должен быть услышан, - это обязательно.

 

- Но всё-таки они хотят встретиться и с Вами, Алексей Владимирович!

 

- Странно, что они, Сергей Витальевич, передают это через Вас, а не через приемную Администрации Смоленской области либо мою приемную. Любой из них, а они все – люди уважаемые, могли бы позвонить и передать мне просьбу о встрече.  Я бы эту встречу провел достаточно оперативно.

 

-  Нет, они не передают через меня, это лично моя инициатива.

 

Алексей Владимирович, а у Вас нет такой информации, что Ваши портреты появляются в школах, детских садах, в кабинетах заместителей?

 

- Нет. В первый раз об этом слышу. Если это так, то это просто возмутительно. В прошлой Администрации, самой первой, зайдя в кабинет одного из моих теперь уже бывших заместителей, я увидел свой портрет и потребовал тут же его снять. Считаю, что в кабинетах чиновников должны размещаться портреты Президента и Председателя Правительства. В нашей области, в зависимости от вероисповедания и отношения к Церкви – еще Святейшего Патриарха Кирилла.

 

Слышал два года назад, что в одном из магазинов города Смоленска начали продавать портреты с моим изображением. Я потребовал от подчиненных выйти на владельцев магазина, чтобы эту  порочную практику прекратить. Поэтому, если у Вас есть конкретные факты, прошу их озвучить – это станет поводом для самого серьезного разбирательства.

 

- Мне  приятно это слышать. Я почему задал вопрос? Потому что сейчас пошел такой тренд по России. Кстати, «Российская газета» писала про губернатора Орловской области Вадима Потомского, который отрекался-отрекался, но во всех школах был оформлен стенд «Символы Орловской области». Так вот, там сначала портрет губернатора, потом – герб, флаг, гимн. То же самое в Волгограде, Ярославле. А в школах даже вывешен портрет начальника Департамента образования. В нашей области, я Вам скажу, такое тоже было – при губернаторе Маслове. Его портрет со всеми наградами висел  в кабинетах заместителей. У него был один такой главный лизоблюд, не буду называть его фамилию. Может, сам Виктор Николаевич был против, хотя, сомневаюсь. Так что это было, было. Слава Богу, что этого сейчас нет. И все же. Вы не ощущаете никакой такой сгустившейся «дымовой завесы» чинопочитания, которая Вас обволакивает?

 

- Знаете, серьезный вопрос. Хочется верить, что подчиненные, как ближнего, так и дальнего круга, исходя из многих моих публичных выступлений, точно понимают, что это чинопочитание, лизоблюдство прямо противопоказано для них же самих. Так что, скорее, этого нет. Когда я вижу хотя бы малейшее проявление подобного,  безусловно,  такие попытки резко пресекаю. Понимаю, что моя политическая карьера, мое политическое долголетие напрямую связаны, в том числе, и с тем, чтобы так же не утонуть в этом чинопочитании и лизоблюдстве. Потому что, как только я начну в этом тонуть – начну плавно двигаться к концу своей политической карьеры. Чего бы мне в 40 лет, конечно, еще не хотелось.

 

- Мы с Вами говорили в какой-то программе о бронзовении. Вы тогда сказали, что если я буду бронзоветь, то мне первые, кто это скажут, друзья, родные… Не знаю, говорят ли, но я лично не замечаю никакого бронзовения.

 

Спасибо, Сергей Витальевич.

 

- Правда, я редко с Вами встречаюсь, в Администрации я тоже редко бываю, но, судя по откликам, вроде как незаметно. Вы как-то сказали, выступая перед областной Думой, что власть для Вас – не цель, власть для Вас инструмент, и цитировали Столыпина, и сказали, что так же, как и для него, в общем-то, не цель. Но тем не менее, иногда проскальзывают Ваши рассуждения о недостатке этой власти. И недавно Вы разговаривали с депутатами Государственной Думы, в частности, с Неверовым, что надо как бы продлить эту вертикаль, что Вы должны иметь возможность снимать глав муниципалитетов, в частности, по утрате доверия, ну по аналогии с Президентом. Такое желание укладывается в эту схему, что власть - все-таки не цель, а просто средство и инструмент?

 

- Абсолютно правильно. Желание иметь бОльший контроль за руководителями муниципальных образований – это ни в коем случае не самоцель для ощущения своего полновластного управления и для утверждения личных амбиций. Это жизненная необходимость, и я очень рад, что спустя незначительный период времени после того, как мы обсудили этот вопрос с Сергеем Ивановичем Неверовым, наш Президент внес в Государственную Думу соответствующий проект федерального закона, в случае принятия которого, а сомнений в том, что он будет принят, нет, главы регионов получат возможность осуществлять контроль за достоверностью сведений о доходах, которые предоставляют главы муниципалитетов, и в случае выявления недостоверности – отправлять  таких глав в отставку в связи с утратой доверия. Поэтому движение в этом направлении от главы государства уже пошло. Уверен, в перспективе будут и иные возможности, не противоречащие Хартии о местном самоуправлении, которую в свое время подписала Российская Федерации. Это делается в интересах граждан Российской Федерации, а в нашем случае – дорогих моему сердцу смолян. Когда я вместо того, чтобы убеждать и упрашивать, могу давать прямые команды, и они должны исполняться по определению.

 

- Алексей Владимирович, это последняя наша встреча в 2016 году здесь в эфире. Поэтому я хочу Вас поблагодарить, во-первых, во-вторых, пожелать Вам всего самого наилучшего и поздравить с наступающим Новым годом.

 

-  Спасибо большое, глубокоуважаемый Сергей Витальевич! Вам, Вашим близким – всего самого лучшего! Дорогие, горячо любимые и глубокоуважаемые смоляне! Верьте в себя, верьте в нашу область, верьте в руководство региона, и дай Бог, чтобы 2017-й год, благодаря нашей общей работе и нашим общим усилиям, стал более благоприятным для Смоленщины и для дорогих моему сердцу смолян. Счастья вам всем и здоровья! До встречи в 2017 году!

Добавить комментарий


Вы сейчас здесь: